Фестиваль невыполнимых обещаний

09/11/2021


На прошлой неделе в шотландском Глазго прошла 26-я климатическая конференция ООН – самый представительный за последнее время саммит первых лиц государств. Украинские СМИ поименно перечисляли иностранных президентов, с которыми у Владимира Зеленского были официальные встречи. Но мало информации о том, что мы наобещали мировому сообществу и сможем ли выполнить хотя бы половину из этого.

Как сообщает сайт президента, Владимир Зеленский провел в Глазго короткие встречи с президентом Литвы Гитанасом Науседой, президентом Латвии Эгилсом Левитсом, президентом Европейского совета Шарлем Мишелем, президентом Арабской Республики Египет Абделем Фаттахом Ас-Сиси, президентом Северной Македонии Стево Пендаровским, президентом Финляндии Саули Нииностё, президентом Республики Кипр Никосом Анастасиадисом и президентом Республики Конго Дэнни Сассу-Нгессо.

Отдельно были более длительные беседы с президентом Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Одиль Рено-Бассо и президентом Анголы Жуаном Лоренсу. Причем с ангольским лидером это был первый контакт глав государств с момента установления дипломатических отношений между двумя странами в 1994 году.

Помимо договоренности об усилении сотрудничества с Анголой, обсуждения с исполняющей обязанности канцлера Германии Ангелой Меркель ситуации на Донбассе и дружеского рукопожатия с президентом США Джо Байденом во время приема, организованного принцем Чарльзом после завершения первого дня саммита, было нечто более важное, чем весь перечисленный официоз.

120 лидеров стран со всего мира встретились не для того, чтобы пошутить и побухать, как написал один блогер. На самом деле то, что они делают, вовсе не смешно. По сути, в Глазго была проверка домашних заданий, выполненных странами, по реализации Парижского соглашения по климату от 2015 года.

Если коротко, суть Парижского соглашения в том, чтобы не допустить перегрева Земли более чем на 1,5 градуса по сравнению с доиндустриальным уровнем. Это то, о чем кричит Грета Тунберг, предвещая человечеству страшную катастрофу.

В июле в Риме была подготовительная встреча министров стран G20, где обсуждали необходимость полностью исключить использование угля в энергетике до 2025 года. А в августе цены на газ резко поднялись и растут до сих пор, повергая в ужас Европу и Азию. Американцы и русские пока чувствуют себя лучше на собственных запасах.

Однако ни одна из развитых стран не предложила отказаться от глобальной климатической реформы или хотя бы отложить ее сроки, учитывая энергетический кризис, пандемию и прочие текущие неурядицы.

Лидеры G20 уже договорились о достижении глобальной углеродной нейтральности к 2050 году. Для этого и они сами, и все остальные страны мира должны до 2030 года сформулировать долгосрочные стратегии. При том, что декарбонизация – это нереально дорогое удовольствие. Речь идет о десятках триллионов долларов, которые нужно потратить, чтобы изменить экономический ландшафт планеты.

Так вот, саммит в Глазго – это промежуточный отчет о достигнутых результатах. Что подразумевается под результатами? Это обязательства государств, оформленные в официальный документ под названием Второй национально-определенный вклад (НОВ2), где каждая страна назвала цифру, насколько она обязалась снизить выбросы парниковых газов до 2030 года.

Сразу поясню, что Второй национально-определенный вклад (НОВ2) – это не просто декларация о намерениях, это государственная программа. У нас ее утвердил Кабмин. Так что за свои слова придется отвечать. Если мы не выполним, нас заклюют.

Теперь о наших обещаниях. На фоне более скромных заявлений мировых супердержав мы просто оглушили всех своими фантастическими планами. Вдумайтесь в цифры: наша страна обязалась до 2030 года снизить выбросы парниковых газов на 65% по сравнению с уровнем 1990 года. По разным оценкам, это в диапазоне от 36% до 42% на единицу ВВП.

Для  сравнения, США обязались сократить выбросы парниковых газов на 26-28%. Из Китая удалось выдавить обязательство в 13,5%. Наш партнер и конкурент (в частности на мировом рынке металла) Турция согласилась до 2030 года снизить выбросы на 21%.

Заметим, что самые большие выбросы дает Китай, у которого доминируют угольные станции – 28% общемирового объема парниковых газов. Когда китайцы в процессе подготовки к Глазго немножечко сократили потребление угля, в мире разразился энергетический кризис, который уже не первый месяц "колбасит" Европу и нас вместе с ней.

Но вместо того, чтобы призвать богатые страны помочь таким, как мы найти пути замещения угля в условиях дефицита и немыслимо высоких цен на газ, наш лидер, видимо, сильно взбодрившись двусторонними встречами с коллегами из Египта, Анголы и т.д., похвастался, что по обещаниям снижения выбросов Украина занимает 4-е место среди 45 стран, подписавших Конвенцию ООН по климату.

Понятно, что обещать не значит жениться. Тем более что следующий проверочный срок – 2030 год, когда при власти уже будет другой президент. Ему и отдуваться. Но мне просто интересно, кто автор концепции "минус 65% СО2 "? Кто тот чудак, который придумал это все наобещать и закрепить решением правительства?

Формально – уволенный министр охраны окружающей среды Роман Абрамовский. Это под его руководством министерство подготовило проект НОВ2, который заведомо невозможно реализовать. А знаете почему? Потому что, по самым скромным подсчетам, на это нужно  $100 млрд. инвестиций, которых нет ни у бизнеса, ни у государства, ни у международных доноров.

Точнее, у доноров есть. Но деньги им самим нужны. Мы второй год не можем выпросить у МВФ $700 млн. кредитного транша. А тут $100 млрд. И говорили же  экс-министру Абрамовскому, что не надо брать на себя повышенные обязательства. То же самое пытались донести и до премьера Дениса Шмыгаля. Но он только "шмыгал" носом и тихо все утверждал. Понятно, чего ему суетиться, до 2030-го еще много воды утечет и премьеров поменяется.

Более того, наши хитрецы из МИД почему-то решили, что вскоре мировые лидеры одумаются и, не выдержав энергетического кризиса, сами предложат пересмотреть обязательства в сторону снижения. Тогда мы перепишем наш Второй национально-определенный вклад и зафиксируем цифру поменьше. Например, 55%. Она тоже невыполнима, но нам ведь главное быть в первой десятке "обещальщиков". Так мы четвертые. Нельзя же сдавать позиции.

Увы, как доказал саммит в Глазго, Европа пока не собирается ничего менять и продолжает вести себя подобно ежикам из анекдота, которые плакали, кололись, но ели кактусы. У них же, помимо бешеного роста цен на газ, так же резко выросли цены на выбросы – до 62 евро/тонна. Из-за этого стоимость электроэнергии, не связанной с газом, буквально взлетела, а за ней выросли и затраты бизнеса на производство.

Если за четыре года после того, как новая Директива ЕС по выбросам вступит в действие, промышленники не смогут выполнить ее требования, они будут вынуждены остановить работу. Под угрозой может оказаться экономика не просто отдельных регионов, а даже целых стран.

Для достижения поставленных целей необходимо ежегодно вводить по 30 ГВт мощностей солнечной энергии до 2025 г. и по 60 Гвт, начиная с 2025 года. И так до тех пор, пока солнечная и ветряная энергетика не будут составлять около 75% электрогенерации. Планируется, что этой планки Европа достигнет в 2035 году, а в 90% в 2050-м.

Знаете, мне почему-то кажется, что к этому времени будет научно доказано, что "ветрянка" и "солар" также очень вредны. Но по-своему. И надо переходить на следующий этап альтернативного топлива. Правда, как писал Некрасов, "жаль, только жить в эту пору прекрасную уж не придется ни мне, ни тебе".

 

Галина Акимова

Источник: https://versii.com/news/festival-nevypolnimyh-obeshhanij/

 






 












индекс 01001, г. Киев ул. Крещатик 42-А, офис 13, телефон/факс 483-32-57
Электронная почта: natalia-vitrenko@ukr.net. Мобильный телефон: +380637463033
Пресс-cлужба ПСПУ
Электронная почта: press@vitrenko.org, pspu-post@ukr.net телефон/факс (044) 489-58-95