Мойва пера

20/07/2021


 

Удивительная штука человеческий мозг: как не уберегай его от информационного мусора – он сам его найдет и будет долго и важно переваривать, отставив на третий план решение всех насущных проблем той тушки, в которую он облачен, и которая худо-бедно, но поддерживает его жизнеобеспечение. Казалось бы ясно, что сегодня надо быть поближе к еде – на днях это нам наглядно показала некая доселе неизвестная мне девушка (имя которой я зачем-то запомнила, хоть не читала ни строчки данного криэйтера).

 

Но вот уже и моя тушка, скрипя и потея на 35-ти градусной жаре, сразу на двух смартфонах послушно воспроизвела мнение своего серого вещества по поводу чужого каминг-аута как зеркала чаяний передовой части нашего общества в ее правильном понимании пословицы «лучше быть богатым и здоровым, чем...» (вообще не быть).

Мой мозг не понимает, что данная ему в нагрузку тушка нуждается не в игре его мыслей, а, простите, в жратве – еде, полезной ему же, а мойвой он питаться не привык – брезгует, как некогда брезговал мой сиамский кот, ни разу не поступившийся принципом: кроме хорошей океанической рыбы можно съесть разве что своих хозяев, не обеспечивших бесперебойную ее доставку.

«Так что ж ты, зараза, эту тухлую информационную мойву жуешь, пока умные девушки в хорошем обществе на природе шашлыки жрут?!», – подбросила ему в топку провокационную мысль я, подразумевая профессиональное – а давайте поговорим о свободе слова?

Но сначала чисто по-человечески: из-за чего пожар в укрнете? Полемизирующих с чужими президентами девушек (их число растет в геометрической прогрессии) из-за своей природной лени я читать не буду, равно как и осуждать по известному с прошлого века принципу. Более всего меня удивляет реакция на их посты взрослых достойных людей: «мы считали вас выразителями наших дум, верили вам, надеялись на вас, а вы нас предали» и т.д. и т.п.

Позвольте, как я могу назначить некую молодую и задорную Свету-Надю-Маню выразителем своих дум, да еще повесить на нее ответственность за правильность их выражения?! У нее что, есть инструкция, как правильно их выражать? Отступила от эталона – предала меня? Так это ее профессиональное: «Журналистов не надо ни во что посвящать. Не надо даже давать им команду – эти умные и удивительно подлые зверьки сами способны догадаться по запаху, где им накрошили еды» (Виктор Пелевин. iPhuck 10).

Мне очень близки суждения этого писателя, а в данном случае (напомнившем мне панк-молебен арт-группы Pussy Riot «Богородица, Путина прогони!» посреди храма Христа Спасителя в феврале 2012 года, вызвавшего гигантский общественный резонанс далеко за пределами РФ) можно только разделить горечь автора iPhuck 10 о выдохшемся искусстве и человечестве; «На шее у свинок, как и у самого Павленского во время некоторых акций, висела картонная бирка со словами «Свободу Pussy Riot!». Pussy Riot в это время были уже свободны, но международный арт-рынок тех лет требовал резонансных и узнаваемых культурных кодов».

Параллель между этими «перфомансами» провожу не из-за использования девушками разных времен и народов волшебного слова на букву «П» в негативной конструкции – исправно работающей уже лет 10 формулы успеха, позволяющей выжать максимум позитива для себя, ничего не создавая для соотечественников - а такой же подменой профессионализма псевдо-политической риторикой с претензией на смелость.

Именно поэтому мне неинтересно читать мнение девушек о мнении главы другого государства по ряду вопросов истории, которую они не знают – гораздо интереснее почитать свои платежки, а также узнать, как расходуются налоги, которые мы платим. Уверена, что тут можно было бы провести не одно журналистское расследование, но это ж не так опасно, как заочно полемизировать со всемирно признанным «убийцей» (с коим не боится встретиться разве что президент США), который даже не знает о твоем существовании, но, разумеется, может тебя убить с вероятностью 50:50 (либо убьет, либо нет).

Посему мне снова не понять плач по девушкам в сети из-за их постов, тем паче, что за девушками всегда стоит некий солидный дядя, которому как-то уже несподручно самому станцевать на амвоне.

Но, как и следовало ожидать, обиженной в своих лучших чувствах оказалась не растерянная аудитория издания под девушкиным руководством, а сама девушка и ее дружная команда, обвинившие «несогласных» с изменением курса издания в буллинге и чуть ли не информационном терроризме (подруги болеют за девушку и пулеметными очередями постят в ФБ «приветы» свои подписчикам – мол, я поддерживаю подругу по велению сердца, а ваше отношение мне индифферентно – ваше дело молча лайкать мои посты и фотки).

Буллинг (от англ. to bully - задирать, запугивать) - это агрессивное преследование одного из членов коллектива. Жертвой травли можно стать где угодно: начиная со школы и детского сада, заканчивая работой в престижной компании, где все свои профессиональные достижения можно обнулить симпатией к российскому исполнителю рэпа.

Опять же Пелевин: «была б душа, а мытарства найдутся» – и не такое видали. Но давайте ближе к земле, как некогда мудро указал наш великий градоначальник и боксер, юбилей которого Киев обмыл вчера недельной порцией дождя.

С юридической точки зрения факт дискриминации на работе доказать крайне сложно, особенно если о сотруднике можно сказать, что он имеет политическую ориентацию не того цвета. В данном случае никакого ущемления прав журналистки быть не может – коллектив издания во главе с временно отсутствующим шефом дружно поддержал девушку, обвинив в буллинге неопределенный круг лиц, которые при всем своем желании не могут повлиять на профессиональную востребованность девушки – точнее, уже повлияли, увеличив ее популярность в сотни раз.

Но тем увесистей становятся обвинения «жертвы» в «травле» со стороны коллег по «цеху» – речь уже идет о моббинге (от английского mob – «толпа, шайка, сборище», to mob – «преследовать, нападать толпой») – коллективном психологическом терроре, травле, притеснении путем высмеивания, распространения слухов, запугивания, унижения, критики и пр.

При тотальном правовом нигилизме нашего общества и отсутствии элементарного уважения к неимущественным правам человека и его личному пространству, в данном конкретном случае шанс выиграть суд о защите чести и достоинства у девушки есть - не удивлюсь, если кто-то из самых именитых моих коллег уже предложил ей свои услуги, скрупулезно фиксируя искрометные высказывания уважаемых мною акул пера в адрес этого скромного пользователя клавиатуры.

На первый взгляд все по закону: согласно статье 32 Конституции Украины каждому гарантируется судебная защита права опровергать недостоверную информацию о себе и членах своей семьи и права требовать изъятия любой информации, а также право на возмещение материального и морального ущерба, причиненного сбором, хранением, использованием и распространением такой недостоверной информации.

Статьей 201 Гражданского кодекса (ГК) Украины предусмотрено, что честь, достоинство и деловая репутация являются личными неимущественными благами, охраняемыми гражданским законодательством.

Согласно статье 23 ГК Украины лицо имеет право на возмещение морального вреда, причиненного вследствие нарушения его прав. Моральный вред заключается, в частности, в унижении чести и достоинства физического лица, а также деловой репутации физического или юридического лица. Статья 275 ГК Украины предоставляет каждому физическому лицу право на защиту своего личного неимущественного права от противоправных посягательств других лиц, а согласно статьям 297299 ГК Украины каждый имеет право на уважение его достоинства и чести, на неприкосновенность своей деловой репутации.

Юридическим составом правонарушения, наличие которого может быть основанием для удовлетворения иска о защите чести и достоинства физического лица, а также деловой репутации физического и юридического лица, является совокупность следующих обстоятельств: распространение информации, то есть доведение ее до сведения хотя бы одному лицу любым способом; распространенная информация касается определенного физического или юридического лица, то есть истца; распространение недостоверной информации, то есть такой, которая не соответствует действительности; распространение информации, нарушающей личные неимущественные права, т.е. наносящей ущерб соответствующим личным неимущественным благам, или препятствующей лицу полно и своевременно осуществлять свое личное неимущественное право.

Под распространением информации необходимо понимать опубликование ее в печати, передача по радио, телевидению или с использованием других средств массовой информации; распространение в сети Интернет или с использованием других средств телекоммуникационной связи; изложения в характеристиках, заявлениях, письмах, адресованных другим лицам; сообщение в публичных выступлениях, в электронных сетях, а также в иной форме хотя бы одному лицу.

Решая вопрос о признании распространенной информации недостоверной, суды должны определять характер такой информации и выяснять, является ли она фактическим утверждением или оценочным суждением.

Согласно части второй статьи 30 Закона Украины «Об информации» оценочными суждениями, за исключением клеветы, являются высказывания, не содержащие фактических данных, критика, оценка действий, а также высказывания, которые не могут быть истолкованы как содержащие фактические данные, в частности учитывая характер использования языково-стилистических средств (употребление гипербол, аллегорий, сатиры). Оценочные суждения не подлежат опровержению и их правдивость не доказывается (при желании любое эмоциональное высказывание можно отнести к оценочному суждению, а уж такой эпитет как «идиот» - комплимент в контексте одноименного романа Ф.М.Достоевского).

Статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) предусмотрено, что каждый имеет право на свободу выражения мнения. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без вмешательства органов государственной власти и независимо от границ. 

Согласно сложившейся практике Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) свобода выражения взглядов является одним из важных основ демократического общества и одним из базовых условий прогресса общества в целом и самореализации каждого отдельного человека. В соответствии с пунктом 2 статьи 10 Конвенции она касается не только «информации» или «идей», которые воспринимаются с одобрением и рассматриваются как безобидные либо нейтральные, но и тех, которые могут оскорблять, шокировать или беспокоить. Именно таковы требования плюрализма, толерантности и широты взглядов, без которых нет «демократического общества» (решение по делу «Карпюк и другие против Украины от 6 октября 2015).

Следует учесть позицию Европейского суда по правам человека относительно разницы между понятиями «оценочное суждение» и «факт». Так, в пункте 39 решения Европейского суда по правам человека от 28 марта 2013 по делу «Новая Газета и Бородянский против России» указано, что правдивость оценочных суждений не поддается доказыванию и их нужно отличать от фактов, существование которых может быть доказано. Однако даже оценочное суждение может быть чрезмерным, если оно не имеет под собой фактических оснований. (Jerusalem v. Austria, no. 26958/95, n. 43, ECHR 2001-11).

Проще говоря, девушка может высказывать пренебрежительное мнение о целом народе, а вот ее коллегам я бы порекомендовала воздержаться от жестких суждений о ее профессиональных качествах, причинах ее карьерного роста и пр. – плюрализм мнений у нас такой, знаете ли, односторонний.

Но если уж «написано пером» – вспомним, что девушка она публичная – а «публичное лицо должно быть готовым к повышенному уровню критики, в том числе в грубой форме, пристального и повышенного внимания общества к его деятельности и/ или личной жизни и т.д., ведь они, выбирая карьеру публичного лица, согласились на такое внимание» - суд, рассматривая и разрешая дело о защите его достоинства, чести или деловой репутации, должен учитывать положения Декларации о свободе политической дискуссии в средствах массовой информации, а также рекомендации, содержащиеся в резолюции N 1165 (1998) Парламентской Ассамблеи Совета Европы о праве на неприкосновенность личной жизни (хотела бы я видеть свободу политической дискуссии в противоположном от выбранного «затравленной» девушкой направлении).

Независимо от того, пойдет новая звезда отечественной журналистики рубить «моральный ущерб» с критикующих ее коллег, морализировать на эту тему – только «шоколад» на вентилятор набрасывать. Ее цель достигнута – информационный олимп покорен. И надо признать, что мы так не умеем (жрать шашлык против Путина) – все комплексуем, оглядываемся на мнение окружающих - а ведь классик еще лет 20 назад написал: «И нечего было бояться, что его примут за Моську, лающую на слона. Смелость города берет. Кто помнит имя слона, на которого лаяла Моська? Никто. А Моську знают все» (В.Пелевин «Числа»).

Но пойду-ка я против Путина спать...

 

Источник: https://versii.com/news/mojva-pera/






 







индекс 01001, г. Киев ул. Крещатик 42-А, офис 13, телефон/факс 483-32-57
Электронная почта: natalia-vitrenko@ukr.net. Мобильный телефон: +380637463033
Пресс-cлужба ПСПУ
Электронная почта: press@vitrenko.org, pspu-post@ukr.net телефон/факс (044) 489-58-95