Из нацистов - в антифашисты: Институт беспамятства отбеливает коллаборационистов

11/05/2021


Украинский институт национальной памяти разослал методичку о том, как отмечать День победы, в которой говорится, что «100-тысячная УПА» воевала против нацизма на стороне антигитлеровской коалиции. Как сообщает 7 мая 2021 г. издание Вести.ua, об этом написал на своей странице в Facebook глава Украинского еврейского комитета Эдуард Долинский, прикрепив вытяжку из методички.

Тем самым глава Института беспамятства Антон Дробович, назначенный при президенте Владимире Зеленском, продолжил курс своего одиозного предшественника Владимира Вятровича, ставленника предыдущего президента Петра Порошенко, на фальсификацию истории: 6 мая 2015 г., накануне первого празднования 8 мая Дня памяти и примирения, институт презентовал издание «Украина во Второй мировой войне», в котором включил УПА в число участников антигитлеровской коалиции, попытавшись «примазать» гитлеровских пособников к антифашистскому сопротивлению.

 

«На стороне Объединенных Наций воевали украинцы в составе армий Великобритании и Канады (45 тысяч), Польши (120 тысяч), СССР (более 7 миллионов), США (80 тысяч) и Франции (6 тысяч), а также освободительного движения в Украине (100 тысяч в УПА) - вместе более 7 миллионов человек», - говорится в учебном пособии.

Однако в действительности никаких доказательств полномасштабной вооруженной борьбы УПА против своих немецких хозяев не существует в природе. Как утверждают бандеровские пропагандисты, УПА во главе с нацистским карателем Романом Шухевичем (бывшим капитаном батальона «Нахтигаль» и 201-го батальона охранной полиции) приняла решение о начале борьбы против немцев на проходившей 17-21 февраля 1943 г. Третьей конференции ОУН (б) в селе Теребежи возле поселка Олеско Львовской области.

«Украина оказалась в современный момент между молотом и наковальней двух враждебных империализмов - Москвы и Берлина, которые в равной степени трактуют ее как колониальный объект. ... Поэтому украинскому народу необходимо вести борьбу против обоих империализмов на платформе собственных сил ...», - говорилось в итоговой резолюции.

После этого 21-25 августа 1943 г. в селе Золотая Слобода Козовского района Тернопольской области был проведен Третий Чрезвычайный Большой Сбор ОУН (б), в ходе которого участники собрания поддержали инициативу Р. Шухевича провозгласить УПА «наивысшей и единственно-суверенной властью на освобожденных землях Украины».

Тогда же были закреплены новые программные установки бандеровской фракции, позволяющие пропагандистам ОУН (б) распространять два ключевых мифа: о «демократизации» их политической платформы, свидетельствующей об отказе от интегрального национализма, и о начале «войны на два фронта» - против нацистской Германии и Советского Союза, свидетельствующей об отказе от сотрудничества с немцами.

Как видно, указанные мероприятия ОУН (б) состоялись на фоне сокрушительных поражений вермахта на Восточном фронте в Сталинградской (17 июля 1942 г. - 2 февраля 1943 г.) и Курской (5 июля - 23 августа 1943 г.) битвах, в ходе которых Советский Союз сломал хребет нацистской Германии, после чего стратегическая инициатива в войне окончательно перешла на сторону Красной Армии и падение гитлеровского режима стало лишь вопросом времени.

В этих условиях «украинские ктобольшедаст-националисты» начали прощупывать почву с целью установления контактов с «западными демократиями» - США и Великобританией, делая ставку на раскол в рядах антигитлеровской коалиции и поддержку борьбы ОУН (б) против СССР со стороны «новых хозяев».

 

Вместе с тем именно тогда руководством УПА были поддержаны карательные акции командира УПА-Север Клима Савура на Волыни против красных партизан и поляков, санкционированные немецкими оккупационными властями, посредством которых бандеровцы реализовывали курс на построение «Украинской державы» как «этнически чистого государства».

 

Вооруженное крыло ОУН (б) начинает проводить массовые этнические чистки польского населения как раз на момент проведения Третьей конференции: датой начала этих трагических событий, вошедших в историю как Волынская резня, считается 9 февраля 1943 г., когда во время нападения отрядов УПА на село Паросля было убито 173 поляка.

Своего же пика бандеровский террор против гражданского населения, в ходе которого было уничтожено около 100 тысяч поляков, достигает в августе 1943 г. уже на момент проведения Третьего Сбора, в постановлениях которого было громогласно заявлено о «равенстве всех граждан Украины независимо от их национальности» и «праве национальных меньшинств развивать собственную культуру».

Причем в карательных акциях против польского населения рука об руку с боевиками УПА участвовали и военнослужащие дивизии СС «Галичина», напрямую подчиняющиеся немецкому командованию, что является лишним свидетельством того, что эти военные преступления были санкционированы нацистской Германией.

Наиболее резонансной совместной акцией бандеровцев и эсэсовцев стало уничтожение 28 февраля 1944 г. деревни Гута Пеняцкая на территории Генерал-губернаторства Польши, где гитлеровские каратели заживо сожгли в костеле и собственных домах более 500 жителей.

 

Следовательно, тезисы о переходе ОУН (б) на «демократические» и «антинемецкие» позиции не выдерживают никакой критики, поскольку идеологическая трансформация интегральных националистов состоялась только на словах, в то время как на деле они продолжали верой и правдой служить немецким хозяевам, даже отдавая себе отчет в неизбежности краха Рейха.

 

При этом они не отказались от своей ключевой задачи – построения моноэтнического государства фашистского типа во главе с собою любимыми как самопровозглашенной «элитой нации» при поддержке западных держав на костях «оккупантов», «враждебных национальных меньшинств», «предателей» и т.д. под лозунгом «Наша власть должна быть страшной для ее противников. Террор для иноземцев-врагов и своих предателей».

По этой причине нацисты закрыли глаза на «антинемецкие» решения бандеровской фракции, поскольку не видели в них никакой опасности: если содержавшийся в бункере «Целленбау» концлагеря Заксенхаузен бывший главный комендант польской Армии крайовой Стефан Ровецкий был расстрелян сразу после начала Варшавского восстания против нацистских оккупантов (2 августа 1944 г.), организованного Армией крайовой и польским правительством в изгнании, то лидера ОУН (б) Степана Бандеру никто не тронул.

Как никто не тронул и других нацистских холуев - лидера ОУН (м) Андрея Мельника и основателя УПА - «Полесская Сечь» и Украинской народно-революционной армии (УНРА) Тараса Бульбу-Боровца, мотавших срок в том же бункере с целью «перевоспитания». По этой причине Т. Бульба-Боровец в послевоенных мемуарах «Армия без державы» прямо называл свою отсидку в довольно-таки комфортабельных как для немецкого концлагеря условиях «почетной изоляцией».

Более того, в период пребывания в Заксенхаузене С. Бандера периодически покидает лагерь с целью посещения замка Фринденталь, расположенного в 200 метрах от бункера «Целленбау», где находится школа агентурно-диверсионных кадров ОУН (б). А в это время его подопечные на оккупированных территориях полным ходом выполняют приказы своих немецких хозяев, при этом лишь изредка вступая в мелкие стычки с нацистами, преимущественно из-за желания поживиться за их счет.

Как говорится в Справке СБУ о деятельности ОУН-УПА, «В архивах содержатся только материалы, трофейные документы ОУН-УПА и немецких спецслужб, которые свидетельствуют лишь о мелких стычках между подразделениями УПА и немцами в 1943 году. Никаких значительных наступательных или оборонительных операций, масштабных боев в документах не зафиксировано. Тактика борьбы подразделений УПА с немецкими оккупантами в указанный период сводилась к нападениям на посты, мелкие воинские подразделения, обороне своих баз, засадам на дорогах».

В то же время, по сведениям немецких историков, в архивах Германии нет документальных свидетельств о боевых операциях отрядов ОУН-УПА против подразделений гитлеровской армии, однако у немецких историков есть приблизительные сведения о нескольких нападениях украинских националистов на тыловые склады.

Об этом говорится в письмах немецких научных учреждений, располагающих обширными архивами документов времен Второй мировой войны, присланных в ответ на запрос председателя Союза советских офицеров Крыма Сергея Никулина в мае 2008 г.

«Мы разыскивали информацию в находящейся в распоряжении у нас литературе, но к сожалению, не нашли никаких сообщений о потерях Вермахта из-за национально-украинских организаций Бандеры и от ОУН-УПА», - говорится в ответе Исследовательского учреждения военной истории в Потсдаме.

«В нашем институте не имеется материалов о потерях Вермахта, нанесенных ему подпольными группами УПА в Западной Украине. Приблизительно летом 1943 года войска УПА начинали атаковать тыловые учреждения Вермахта, взяли немецких пленных и убили нескольких солдат, хотя в большинстве случаев немецких пленных отпустили», - сказано в письме из Военно-исторического научно-исследовательского института в Мюнхене. «То есть, бандеровцы не воевали против Гитлера, а грабили склады. Проще говоря, мародерствовали», – заключил по этому поводу автор обращений С. Никулин.

 

Таким образом, даже если и имели место редкие случаи вооруженных нападений бандеровцев на гитлеровцев, которые рассматривались нацистским командованием как типичные акты бандитизма, то потери от них среди военнослужащих вермахта были столь мизерны, что сведения об этом практически отсутствуют в немецких архивах.

 

Вместе с тем, как отмечается в Справке СБУ о деятельности ОУН-УПА, «значительное количество трофейных и оперативных материалов, находящихся в архивах, свидетельствует о случаях сотрудничества руководства ОУН-УПА с немецкими оккупационными властями и спецслужбами», после чего в ней приводится обширный перечень таких случаев.

Окончательно же миф об «антифашистской» деятельности ОУН-УПА был развеян в 1944 г., когда нацисты выпустили на свободу С. Бандеру, а заодно А. Мельника и Т. Бульбу-Боровца, для борьбы против Красной Армии: наши войска перешли в тотальное наступление от Баренцева до Черного моря в рамках серии крупнейших наступательных стратегических операций, вошедших в историю как Десять сталинских ударов.

Причем накануне своего освобождения в октябре 1944 г. С. Бандера провел встречу рейхсфюрером СС Генрихом Гиммлером, который признал, что тот находился под «видимым арестом», после чего призвал его с новым рвением послужить Третьему Рейху.

«Необходимость вашего вынужденного пребывания под видимым арестом, вызвана обстоятельствами, временем и интересами дела, отпала. Начинается новый этап нашего сотрудничества, более ответственный, чем раньше. Может, до этого времени не все складывалось, как вам хотелось, но сейчас нам нужно совместно хорошо работать, чтобы исправить ошибки прошлого», - заявил Г. Гиммлер.

В итоге уже в декабре 1944 г. нацисты выпустили на свободу С. Бандеру и предоставили ему дачу под Берлином от отдела 4-Д гестапо. При этом С. Бандера находился под персональным наблюдением и работал по указаниям начальника отдела 4-Д оберштурмбаннфюрера (подполковника) Вольфе. В декабре 1944 г. С. Бандера прибыл в распоряжение абверкоманды-202 в г. Краков и лично инструктировал подготовленную нацистами агентуру, направляемую для связи в штаб УПА. Через них он передавал в штаб УПА приказания об активизации работы в тылу Красной Армии и налаживании регулярной связи с абверкомандой-202.

Когда же С. Бандера, пребывая в Кракове, неожиданно оказался в тылу Красной Армии, то на выручку ему по личному приказу Адольфа Гитлера пришел «любимый диверсант» фюрера оберштурмбаннфюрер СС Отто Скорцени, который в сентябре 1943 г. в ходе операции «Дуб» освободил из плена свергнутого итальянского фашистского диктатора Бенито Муссолини. В своих мемуарах О. Скорцени отмечал: «Это был трудный рейс. Я вел Бандеру по радиомаякам, оставленным в тылу ваших войск, в Чехословакии и Австрии. Гитлер приказал доставить Бандеру в рейх для продолжения работы».

Вот только с «продолжением работы» как-то не задалось: как показал на допросе от 19 сентября 1946 г. лейтенант «Абверкомманды-202» Зигфрид Мюллер, «Бандера имел указание... собрать всех украинских националистов в районе Берлина и оборонять город от наступающих частей Красной Армии. Бандера создал отряды украинских националистов, которые действовали в составе фольксштурма, а сам бежал. Он покинул дачу отдела 4-Д и выехал в г. Веймар».

Но переломить ход войны нацистские прихлебатели, конечно же, не могли и после разгрома Рейха «вожди» украинского национализма оказались в эмиграции, где превратились в платную агентуру наших бывших союзников в условиях новой, на этот раз «холодной» войны, развернув диверсионно-террористическую деятельность против легитимного украинского советского государства по приказу «западных демократий».

Правда, в свете новых веяний в «стране победившего Евромайдана» не исключено, что в скором времени Институт беспамятства начнет строчить методички с требованием объявить «украинско-немецких националистов» победителями нацизма, заодно утверждая, что именно они водрузили красно-черный флаг УПА над поверженным Рейхстагом. При этом в новые методички точно не войдут сведения о том, что их предводитель С. Бандера трусливо бежал из Берлина, спасаясь от наступающих частей Красной Армии, бросив на произвол судьбы своих подчиненных. Таким образом, провозглашая гитлеровских коллаборационистов участниками антигитлеровской коалиции, киевские власти явно натягивают сову на глобус Украины, хотя такие попытки ничего кроме отвращения не вызывают: нацистские холуи навеки останутся в мировой истории как пособники немецко-фашистских оккупантов, на которых лежит вся полнота ответственности за преступления Третьего Рейха против человечества.

 

P.S. В качестве иллюстрации к статье использован советский плакат 1945 г. со стихами украинского поэта Владимира Сосюры:

 

«На захід світять правди зорі,

вогонь відплати кривду б′є.

Кінець бандерівській потворі

й катам німецьким настає.

 

Очима лупає сердито,

але не вирветься ніяк.

Шолом німецького бандита

не урятує холуя».

 

Политический обозреватель пресс-службы ПСПУ Виктор СИЛЕНКО






 







индекс 01001, г. Киев ул. Крещатик 42-А, офис 13, телефон/факс 483-32-57
Электронная почта: natalia-vitrenko@ukr.net. Мобильный телефон: +380637463033
Пресс-cлужба ПСПУ
Электронная почта: press@vitrenko.org, pspu-post@ukr.net телефон/факс (044) 489-58-95