Гройсман, введи войска, или Подводная лодка против контрабанды

06/07/2018


 

Сижу тихо, примусы починяю, а тут – бац! Премьер-министр Владимир Гройсман заявил, что хочет привлечь ВСУ к борьбе с контрабандой на таможне. Пока только Одесской, но лиха беда начало. Буквально на днях он отправил на границу полицейских. И что – уже все перешли на сторону врага? Скоренько! Надежда на бригады «таможенных черносотенцев» продержалась дольше и умерла лишь недавно, под воздействием неоспоримого факта: все, что не убивает контрабанду, делает ее сильнее.

 

Для начала небольшое ностальгическое отступление. Почему-то вспомнился 1999 год. Комиссия "Кучма – Гор". Обсуждение проблемы контрабанды. Один из крупнейших производителей сигарет в мире Philip Morris International в лице своих представителей жалуется, что контрабанда сигарет вредит его украинским заводам. Нашим неловко перед американцами. Они трутся задницами о стулья и краснеют.

 

Через несколько дней тогдашний президент Леонид Кучма собирает заседание Координационного комитета по борьбе с коррупцией и организованной преступностью. Устраивает Гостаможслужбе мощнейший разнос, обещает "кадровые выводы". Куда делись выводы? Их засунули в правильное место и продолжили делать свое дело.

 

Потом был Виктор Ющенко. Верховный пчеловод страны. Он придерживался мнения, что, если зло нельзя победить, его надо возглавить. И назначил уроженца приграничного Закарпатья Тиберия Дурдинца заместителем председателя СБУ – начальником Главного управления по борьбе с коррупцией и контрабандой. Ржали все. В СМИ появился новый термин – "цимбора", графическим символом которого стала коза в веночке и с лампасами. Борьба с контрабандой приобрела форму многолюдного праздничного застолья с щедрым угощением для всех присутствующих.

 

В разгар этого самого "застолья" власть сменилась и к штурвалу державы порвалась "антинародная панда". Она занялась гуманизацией уголовного законодательства в сфере хозяйственной деятельности. И в январе 2012-го опрометчиво отменила уголовное преследование за контрабанду. Это еще называлось декриминализацией. Кровавый диктатор хотел договориться с бизнесом по-хорошему. Решить вопрос административными методами. Но бизнес только делал вид, что с ним договорились, а сам держал дулю в кармане.

 

Чего-то вспоминается, как журналистов возили на Энергетическую таможню, которая должна была стать единым оператором таможенной очистки нефтепродуктов – во избежание контрабанды. Кажется, это было в 2014-ом. Точно – до майдана.

 

И вот "антинародная панда" изгнана. Страна выбрала европейский путь движения и начала жить по-новому. Героическими усилиями правоохранительных органов был закрыт контрабандный туннель под границей Украины и Словакии. И разгромлена "частная граница" с Венгрией со своими контрольными полосами, забором и наблюдательными башнями. Но... на помощь пришли новые технологии и война в Донбассе, именуемая на тот момент АТО.

 

Контрабандные сигареты теперь доставляют дронами. И не только сигареты. Идея Ульяны Супрун на счет доставки медикаментов одноразовыми дронами обрела новое звучание и внедряется в жизнь без ее ведома и участия. Особый цинизм ситуации – в двойной контрабанде. Дроны беспошлинно (читай – контрабандно) ввозят в Украину якобы для разведки в зоне АТО, а затем перепродают контрабандистам для переправки грузов через границу. Все-таки мы великая нация: умеем воевать и торговать одновременно, причем, одними и теми же предметами.

 

К чему в итоге пришли? К тому, что борьба с контрабандой не убила ее, а, как сказано выше, сделала сильнее. И я вполне верю словам премьер-министра Владимира Гройсмана о том, что в нейтральные воды Украины входят танкеры с топливно-смазочными материалами, к ним подходят небольшие суда, забирают товар, и потом без растаможки и легализации везут на автозаправочные станции. Это шикарно, панове! Так и представляю себе вереницу шлюпок с канистрами. В 2014-ом так переносили на себе бронежилеты – муравьиной цепочкой через польскую границу. Маятник патриотизма явно качнулся в сторону экономического индивидуализма.

 

Правда, силовые структуры с указанной схемой уже давно борются. Но пока абсолютно безуспешно. Гонялись за танкерами-призраками сначала в водах Николаева, потом – возле Херсон, теперь ищут их где-то в районе Одесса-Рени. И найти не могут. Прямо как у Маршака: "Ищут пожарные, ищет милиция, ищут фотографы в нашей столице. Ищут давно, но не могут найти...". Да найти танкер посреди моря – это почти то же самое, что слона в посудной лавке. Ой, а где слоник?!

 

Раз мы уже упомянули доблестного главу правительства (троекратный поклон в пояс), то надо было бы пояснить, какая муха укусила его на прошлой неделе и заставила сделать несколько сенсационных заявлений о "10 схемах контрабанды". Заявления явно не премьерского уровня, скорее, в стиле журналистского расследования.

 

Но и это еще не все. За словами последовали дела. Согласно принятому 20 июня правительственному постановлению N479, бороться с контрабандой теперь будут наряды вооруженных полицейских. Они смогут находиться в зонах таможенного оформления. А МВД получило доступ к автоматизированной системе таможни.

 

Полицейские должны были заменить так называемые «черные сотни Гройсмана» – выездные группы, созданные в 2016 году для ловли коррупционеров и контрабандистов на горячем. Видимо, улов "черносотенцев" оказался до обидного скудным.

 

Это дало повод генпрокурору Юрию Луценко потролить Гройсмана. «Создание новых черных, серых, голубых, зеленых сотен приведет к тому же результату», – сказал он. Позднее Луценко добавил, что таможне необходим руководитель, а силовикам там делать нечего: на таможне имеют право находиться только таможенники.

 

Но вернемся к вопросу о мухе, укусившей премьера. Причиной внезапно обострившейся в нем нетерпимости к контрабанде некоторые издания, включая, например, УНИАН, назвали борьбу за контроль над ГФС.

 

Пишут, что Гройсман пошел ва-банк после появления в СМИ информации о реанимированных спецслужбами уголовных делах против его винницкого протеже, нынешнего руководителя ГФС Мирослава Продана. Якобы именно это заставило его обратиться к своему предшественнику, экс-премьеру Арсению Яценюку и через него просить помощи Нацполиции. Заодно продемонстрировать врагам тесную связь с «Народным фронтом».

 

Впрочем, причина может быть и не лично в Продане и каких-то там махинациях на Винницкой таможне. Как говорится, пусть бросит камень тот, кто не "шалил". Возможно, Гройсман банально хочет выполнить бюджет в условиях стагнации экономики и отсутствия внешнего финансирования. Это почти непосильная задача, особенно перед выборами, когда социальные расходы по умолчанию резать нельзя.

 

Мы видим, что наш премьер истерически ищет деньги. А не найдя, начинает нащупывать повод для пиара. К тому же ему нравится с кем-то бороться. Добившись отставки министра финансов Александра Данилюка и переподчинения Государственной фискальной службы Кабмину, он пытается заставить эту махину добывать ему деньги для бюджета.

 

А "махина" (т.е. ГФС) лишь возбуждает руководство правительства своими аналитическими выкладками, согласно которым из Польши к нам (по их данным) ежегодно уходит товаров на 1,5 млрд. евро больше, чем официально заходит в Украину.

 

Куда делать разница? Никуда она не делась. Это и есть контрабанда. Мы ее ввезли, съели, надели, разговариваем по ней, смотрим новости и видим на экране недоумевающего экс-директора винницкого рынка. С перебивочкой на показ боевых дронов, летящих с сигаретами на запад, в Европу.

 

Владимир Борисович, зачем делать такое лицо. Спросите Арсения Яценюк: все эти сверки товарных потоков проводились и до вас. И что? И ничего! Яценюк тоже безуспешно искал волшебное решение проблемы контрабанды.

 

Они с Наталкой Яресько (помните такую главу Минфина, гражданку США) в 2015 году пытались провернуть эксперимент: отдать 4 из 25 таможен (в частности, Закарпатскую, Львовскую, Волынскую и Черновицкую) в управление иностранной компании. Имя этой компании так же известно – британская Crown Agents, управлявшая и консультировавшая таможни ряда развивающихся стран. Из более-менее близких к нам – Болгарии.

 

Тогдашний Кабмин даже успел поручить ГФС подготовить тендер, где победила бы Crown Agents. И много рассуждал о построении работы таможенных органов с нуля – без коррупции и контрабанды и с четким выполнением финансовых планов. Где вы романтики постреволюционного периода? Куда попрятались? Расскажите, почему ничего не получилось.

 

А не получилось, потому, что и не могло получиться. Оказалось, что передача таможенных функций на аутсорсинг иностранной компании невозможна без внесения изменений в Таможенный кодекс, десятки законодательных и подзаконных актов. Например, запрещено давать доступ иностранным корпорациям к данным, представляющим государственную тайну. А на таможне без этого не обойтись.

 

В общем, иностранцам мы границу не сдали. "Черные сотни" надежд не оправдали. Присутствие на границе спецслужб, по версии Гройсмана, только усилило контрабанду. Над "продвинутыми независимыми девочками", чем баловался в Одессе в эпоху губернаторства уже порядком подзабытый Михаил Сааакашвили, просто посмеялись. Попробуем полицию? Или сразу введем армию? Гройсман, введи войска!

 

И введет! Чего смеетесь? Как заявил вчера наш премьер: "Не долго ждать тот день, когда я обращусь к Вооруженным силам Украины провести где-то поблизости учения. Нельзя этого терпеть", – заявил Гройсман, отвечая на предложение министра обороны Степана Полторака «подогнать военно-морскими силами ближе к берегу указанные контейнеры».

 

P.S. Обращаю внимание руководства страны и Кабмина, что в арсенале наших военно-морских сил есть единственная и незаменимая подводная лодка "Запорожье". Пора достать ее из кустов или со дна морского (не знаю, где она отлеживается) и направить против контрабандистов с канистрами. Если не догоним, то хоть согреемся.

 

Егор Смирнов

 

Источник: http://versii.com/news/381675/


Распечатать статью



 












индекс 01001, г. Киев ул. Крещатик 42-А, офис 13, телефон/факс 483-32-57
Электронная почта: natalia-vitrenko@ukr.net. Мобильный телефон: +380676919398
Пресс-cлужба ПСПУ
Электронная почта: press@vitrenko.org, pspu-post@ukr.net телефон/факс (044) 489-58-95