"Кубанская Украина" как продукт мифотворчества горе-шовинистов

03/04/2018


В условиях традиционного «весеннего обострения» майданные власти «здобулы» очередную «пэрэмогу» над здравым смыслом: 29 марта 2018 г. профильная комиссия Киеврады выступила за переименование улицы в честь Маршала Жукова в Деснянском районе столицы в улицу некой «Кубанской Украины», подразумевая провозглашенную в 1918 г. т.н. Кубанскую народную республику, некоторое время выступавшую за объединение с буржуазной Украиной на принципах федерализма.

Совершенно очевидно, что такими действиями доморощенные горе-шовинисты стремятся закрепить на уровне топонимики территориальные претензии к соседней России вопреки исторической правде, поскольку на самом деле возникшая на обломках Российской империи «республика» весь двухлетний период своего существования разрывалась между украинскими самостийниками и белогвардейскими великодержавниками, пока ее геополитические метания не прекратили большевики.

 

В Деснянском районе города Киева может появиться улица Кубанской Украины - вместо нынешней Маршала Жукова: как сообщает пресс-служба Киеврады, соответствующее переименование поддержали члены комиссии Киевсовета по вопросам культуры, туризма и информационной политики.

«Предлагается переименовать улицу Маршала Жукова в Деснянском районе в улицу Кубанской Украины. Это будет способствовать восстановлению исторической памяти о казачьем государственном образовании на Кубани - Кубанской Украине. Общественное обсуждение проходило с 29 мая до 29 июля 2017 года. К голосованию подключились 2079 человек, из них 60%, то есть 1247 граждан поддержали переименование», - утверждают в пресс-службе.

Такое решение было принято на фоне публичных мечтаний об «украинской Кубани» в майданном правительстве. 15 февраля 2018 г. министр инфраструктуры Украины Владимир Омелян, комментируя строительство Керченского моста, заявил: «Позиция Мининфраструктуры по этому мосту очень простая: я считаю, что этот мост будет удобным соединением украинского Крыма и украинской Кубани».

Как известно, в настоящее время территория, называемая Кубанью, охватывает российский Краснодарский край и часть Ставрополья, Республики Адыгея и Карачаево-Черкесия, часть Ростовской области России.

Вслед за этим уже 26 февраля 2018 г. один из рупоров майданной пропаганды – журнал «Український тиждень» - подвел «научно-историческую базу» под территориальные притязания министра инфраструктуры, опубликовав статью, посвященную 100-летию провозглашения Кубанской народной республики и ее попыткам объединения с украинскими самостийниками.

Как сказано в статье, это «уникальный исторический факт, который пока никак нельзя использовать в большой политике», поскольку нынешнее население Кубани практически «полностью лишено украинских национальных признаков», однако, по мнению автора, пройдет некоторое время и мечта украинских националистов об Украине «от Сяна до Дона» станет реальностью.

«Но, скорее всего, пройдет несколько десятков лет, карта России в очередной раз поменяет свои границы, и мечта украинских националистов об Украине «от Сяна до Дона», возможно, именно благодаря упомянутому уникальному историческому факту станет реальностью. Решающую роль в этом вопросе сыграет благосклонная политика украинского руководства к казацким самостийникам», – размечтался автор публикации.

Здесь нужно отметить, что майданные чиновники и ранее выступали с аналогичными заявлениями, публично выдвигая территориальные претензии российской стороне: так, 7 июня 2016 г. глава Донецкой военно-гражданской администрации Павел Жебривский заявил, что Киеву необходимо вернуть «исконно украинские земли», находящиеся в составе России.

«Рано или поздно мы должны вернуть исконно украинские земли - Курщину, Брянщину, Воронежчину, Ростовщину и Краснодарский край. Это там, где есть украинская сущность, украинская ментальность», - заявил чиновник в эфире радиостанции «Эра».

Однако стоило властям Польши выставить на народное голосование проект нового паспорта с изображением польских военных захоронений («Мемориала орлят») на Лычаковском кладбище во Львове, как уже 7 августа 2017 г. МИД Украины вручил ноту протеста послу Польши на Украине Яну Пекло, сообщив, что такие действия Варшавы негативно повлияют на двусторонние отношения.

«Послу вручили ноту, в которой выражается решительный протест по поводу намерений польского Министерства внутренних дел и администрации разместить на страницах нового паспорта Польши изображение часовни-ротонды, расположенной на территории польских военных захоронений на Лычаковском кладбище во Львове», - сообщила официальный представитель МИД Марьяна Беца.

«Украина рассматривает такие намерения как недружественный шаг, который негативно влияет на развитие стратегического украинско-польского партнерства», - добавила пресс-секретарь внешнеполитического ведомства.

 

Так что перед нами – пресловутые «двойные стандарты», которыми руководствуются киевские чиновники, с одной стороны рассматривая возможное размещение на польском паспорте изображения «Мемориала орлят» как скрытое притязание на украинскую территорию, в то время как с другой – открыто выдвигая территориальные претензии российской стороне с требованием о возврате неких «исконно украинских земель».

 

В число таких земель «майданные империалисты» ныне включили и новоявленную «Кубанскую Украину», объявленную комиссией Киеврады «казачьим государственным образованием на Кубани», хотя государства под таким названием не существовало в природе.

В данном случае речь идет о Кубанской народной республике, руководство которой в действительности никогда не занимало однозначно проукраинскую позицию, лавируя между украинскими самостийниками и российскими белогвардейцами.

Кубанская народная республика изначально была провозглашена 28 января 1918 г. как часть будущей Российской федеративной республики. Однако уже 16 февраля 1918 г. она была объявлена самостоятельной республикой, выступающей за присоединение на федеративных принципах к Украине.

Такая ситуация была обусловлена перманентной политической борьбой внутри правящей верхушки между двумя ведущими партиями – «черноморцами», как сторонниками вхождения Кубани в федеративный союз с Украиной, и «линейцами», как сторонниками сохранения Кубани в составе России.

При этом на момент провозглашения полной «независимости» практически всю территорию «республики» контролировали большевики, которые уже 1 марта 1918 г. заняли «столицу» Кубанской республики – город Екатеринодар (ныне Краснодар), вынудив кубанское «правительство» заключить союз с Добровольческой армией – белогвардейским воинским формированием на Юге России.

На подконтрольных территориях большевики провозгласили Кубанскую советскую республику в составе РСФСР с центром в Екатеринодаре (в апреле 1918 г.) и Черноморскую советскую республику в составе РСФСР с центром в Новороссийске (в марте 1918 г.), которые в мае 1918 г. объединились в Кубано-Черноморскую советскую республику.

В июле 1918 г. было принято решение объединить Кубано-Черноморскую, Терскую и Ставропольскую советские республики в единую Северо-Кавказскую Советскую Республику в составе РСФСР со столицей в городе Екатеринодар, однако в декабре 1918 г. республика прекратила свое существование в связи с захватом белогвардейцами значительной части ее территории.

Тем временем, заключив союз с белогвардейцами, кубанцы не оставили планов по объединению с украинскими самостийниками, которые на тот момент удерживали власть при помощи немецких штыков: в мае 1918 г. в Киев прибыла делегация под руководством главы виртуальной Кубанской краевой рады, лидера партии «черноморцев» Николая Рябовола.

Формальной целью переговоров было заявлено оказание гетманской Украиной военной помощи Кубани в борьбе против большевиков, тогда как реальной целью переговоров было рассмотрение вопроса возможного объединения Кубани с Украиной под протекторатом кайзеровской Германии.

Однако о содержимом тайных переговоров узнали белые, запретившие своим союзникам вести переговоры об объединении, в результате чего все ограничилось договоренностями о поставках оружия: уже в июне 1918 г. «Украинская держава» под руководством немецкого ставленника Павла Скоропадского поставила на Кубань 9700 винтовок, 5 млн. патронов, 50 тыс. снарядов для 3-дюймовых орудий.

На этом фоне 23 июня 1918 г. по итогам заседания «правительства» Кубани в Новочеркасске по вопросу дальнейшей внешнеполитической ориентации руководство «республики» подтвердило свою приверженность союзническим отношениям с Добровольческой армией, официально отказавшись от союза с прогерманской Украиной, однако продолжив поддерживать тайные контакты с самостийниками.

Вскоре противникам большевиков удалось инспирировать антисоветское казацкое восстание на Тамани, получившее помощь от дислоцировавшихся в Керчи немецких войск в виде оружия, боеприпасов и амуниции, в результате которого мятежники заняли Правобережную Кубань и создали условия для наступления Добровольческой армии, которая 17 августа 1918 г. захватила Екатеринодар.

Примечательно, что в условиях подготовки белогвардейцев к данному походу, украинские самостийники предложили высадить десант на азовском побережье Кубани с целью изгнания большевиков и последующего объединения Украины и Кубани: для этого из Харькова была переброшена дивизия Зураба Натиева в количестве 15 тысяч человек, но данный план так и остался на бумаге.

После взятия города противостояние между Добровольческой армией, рассматривавшей Кубань в качестве составной части «единой и неделимой России», и Кубанским «правительством», продолжавшим вынашивать тайные планы создания федеративного союза с «соборной Украиной», достигло своего апогея, вылившись в политическое убийство главы краевой рады и лидера «черноморцев» Н. Рябовола.

13 июня 1919 г. главный идеолог Кубанской республики выступил на Южнорусской конференции в Ростове-на-Дону с обличительной речью в адрес Добровольческой армии Антона Деникина, после чего был убит в холле отеля «Палас» двумя выстрелами из револьвера.

В связи с гибелью Н. Рябовола на Кубани был объявлен трехдневный траур, при этом его политические соратники обвинили в организации убийства формально все еще союзный кубанцам деникинский режим.

Эти события привели к массовому исходу кубанских казаков из рядов Добровольческой армии: дезертирство кубанцев приобрело катастрофический характер и их доля в войсках А. Деникина, в конце 1918 г. составлявшая 68,75%, к началу 1920 г. упала до 10%, что стало одной из причин поражения Белой армии в Гражданской войне.

В свою очередь депутаты краевой рады открыто призывали одновременно бороться как с Красной, так и с Добровольческой армией, в то время как дипломаты местного «правительства» начали вести активную пропаганду по отделению Кубани от России, вступив в переговоры с буржуазно-националистическими режимами Украины и Грузии.

Одновременно делегация Кубани на Парижской мирной конференции ставит вопрос о принятии Кубанской народной республики в Лигу Наций, а также устанавливает союзнические отношения с Горской республикой, провозглашенной в ноябре 1917 г. на территории Дагестана и горских округов Терской области Центральным комитетом Союза объединенных горцев Северного Кавказа, Дагестана и Абхазии.

Поскольку же на тот момент Горская республика воевала с Терским казачьим войском, союзным Добровольческой армии, то заключенный между Кубанью и Горской республикой договор послужил предлогом для начала массовых репрессий против кубанцев со стороны беляков.

7 ноября 1919 г. А. Деникин приказывает предать полевому суду всех лиц, подписавших «предательский», с точки зрения белогвардейцев, договор. Эти события вошли в историю как «кубанское действо», осуществленное генералом Виктором Покровским.

Священник Алексей Кулабухов был схвачен и повешен, остальные члены делегации, боясь расправы, на Кубань не вернулись. При этом была разогнана Законодательная рада, а десять ее наиболее влиятельных членов были арестованы и принудительно высланы в Турцию.

В конце февраля - начале марта 1920 г. на фронте наступил перелом: красноармейцы перешли в наступление, обратив в бегство беляков. В этих условиях А. Деникин пытался бороться с дезертирством, направляя в кубанские станицы т.н. «отряды порядка», формируемые из донских казаков.

Однако предпринятые белогвардейцами репрессивные меры вызвали еще большую враждебность кубанцев: станичники выносили решения об удалении А. Деникина с Кубани, при этом участились массовые переходы казаков на сторону красных.

3 марта 1920 г. Красная армия начала Кубано-Новороссийскую наступательную операцию, в рамках которой уже 17 марта 1920 г. вошла в Екатеринодар. Кубанская армия была прижата к границе Грузии и 2-3 мая 1920 г. капитулировала. Кубанская народная республика, ее «правительство» и Кубанское казачье войско были упразднены.

Как видно, за период своего существования т.н. Кубанская народная республика, объявленная майданными фальсификаторами истории «Украинской Кубанью», на самом деле ни дня не входила в состав УНР, Гетманата или Директории, чисто теоретически допуская возможность взаимного объединения на федеративных принципах, однако все эти планы так и остались на декларативном уровне.

Поэтому правящему режиму нужно не вынашивать наполеоновские планы военного захвата вымышленных «исконных земель» в рамках построения некой «украинской империи» протяженностью «от Сяна до Дона», которые ничего кроме смеха не вызывают, а всецело сконцентрироваться на решении вопросов прекращения уже современной братоубийственной гражданской войны и повышения уровня благосостояния обнищавшего населения.

 

Политический обозреватель пресс-службы ПСПУ Виктор СИЛЕНКО


Распечатать статью



 







индекс 01001, г. Киев ул. Крещатик 42-А, офис 13, телефон/факс 483-32-57
Электронная почта: natalia-vitrenko@ukr.net. Мобильный телефон: +380676919398
Пресс-cлужба ПСПУ
Электронная почта: press@vitrenko.org, pspu-post@ukr.net телефон/факс (044) 489-58-95