Сага о "полезных идиотах": украинские националисты на службе польских ревизионистов

16/02/2018


Посредством принятия «антибандеровского закона», вводящего уголовную ответственность за пропаганду преступной идеологии украинского «интегрального национализма», официальная Варшава также заложила юридический фундамент для последующего предъявления Киеву территориальных претензий, заявил 8 февраля 2018 г. в эфире телеканала NewOne лидер националистической партии «Свобода» Олег Тягнибок.

Как заявил «маленький галичанский фюрер» по кличке «Тягнибакс», свидетельством тому служит использование в тексте закона термина «Восточная Малопольша» в отношении Западной Украины, однако при этом доморощенный «ура-патриот» промолчал о том, что создать соответствующую правовую базу Варшаве помогла именно Верховная Рада, приняв 20 октября 2016 г. т.н. «Декларацию памяти и солидарности» с Сеймом Польши, направленную на ревизию послевоенного устройства в Европе.

 

Новый польский закон об Институте национальной памяти, который предусматривает уголовную ответственность за пропаганду бандеровской идеологии и отрицание Волынской резни, указывает на территориальные претензии Варшавы к Киеву, заявил лидер «Свободы» О. Тягнибок.

Политик убежден, что документ «имеет дальновидные мотивации». «Во-первых, он направлен на ассимиляцию украинцев, которые работают в Польше. Во-вторых, обратите внимание, в нем поляки, называя современную территорию современной Галичины и Волыни, очертили ее как Восточная Малопольша. Фактически, уже глядя наперед, рассчитывая на то, что, возможно, будет развал Украины, поляки очертили де-факто свои территориальные претензии к стране», - сказал он.

По мнению О. Тягнибока, новый закон влияет и на конфликт на Востоке Украины. «Поляки сегодня открыли второй фронт против Украины. Потому что они должны понимать, что с красно-черным флагом и с лозунгами Бандеры сегодня украинцы на восточном фронте защищают не только страну ценой своей жизни, а защищают Европу и, в первую очередь, Польшу», - отрапортовал лидер «Свободы».

Отметим, что тезис предводителя «Сволоты», как в простонародье принято называть эту праворадикальную партию, о войне ВСУ на Донбассе под красно-черным бандеровским флагом является, мягко говоря, не совсем обоснованным.

Как правило, этот флаг используют националистические добровольческие батальоны - как легализованные в силовых структурах («ОУН», «Азов», «Айдар», «Донбасс-Украина» и т.д.), так и не легализованные в официальном порядке (ДУК «Правый сектор», «Украинская добровольческая армия»).

Что же касается военных ВСУ, то их отношение к националистическим «побратимам» весьма неоднозначное, о чем свидетельствует реакция военнослужащих регулярной армии на инициативу Кабинет Министров сделать обязательным для армейцев приветствие «Слава Украине – Героям слава!».

Как известно, данное приветствие, представляющее собой бандеровский аналог нацистского приветствия «Heil Hitler – Sieg Heil!» («Слава Гитлеру - Победе слава!»), было утверждено на учредительном съезде бандеровской фракции ОУН, проходившем 1-4 апреля 1941 г. в оккупированном немцами Кракове, и должно сопровождаться нацистским салютом в виде вскинутой вверх правой руки, как это определено в решениях съезда.

Соответствующий законопроект N7549, которым предлагается заменить нынешнее военное приветствие «Здравия желаем!», был зарегистрирован в парламенте 5 февраля 2018 г.

Вместе с тем, комментируя 7 февраля 2018 г. скандальную законодательную инициативу изданию «Страна», один из военнослужащих, который представился как сержант Владимир, раскритиковал планы правительства по бандеризации регулярной армии. «У нас не УПА, у нас украинская армия. Мой дед меня не поймет – он жив и очень даже за Украину, но без национализма. Армия – это государство. И она должна быть в стороне от политики. А от этого приветствия политикой несет на версту», - заявил военный ВСУ.

Но вернемся к тезису бывшего главы Социал-национальной партии Украины (СНПУ) О. Тягнибока о возможном предъявлении Варшавой территориальных претензий Киеву: такие опасения действительно не беспочвенны, поскольку в новом «антибандеровском законе» территории Западной Украины обозначены как «Восточная Малопольша».

Как определено во второй статье нового закона об Институте национальной памяти, преступлениями признаются факты, которые «касаются действий, содеянных в 1925–1950 гг., предусматривавшие применение насилия, террора или других форм нарушения прав человека против отдельных лиц или групп людей. Преступлением украинских националистов и членов украинских формирований, которые сотрудничали с Третьим рейхом, также является участие в уничтожении еврейского населения и геноциде граждан Второй Речи Посполитой в районах Волыни и Восточной Малопольши».

Для справки. Восточная Малопольша – наименование территории воеводств Львовского, Тарнопольского и Станиславовского с преобладающим на ней большинством украинского населения в межвоенный период истории Польши. На этой территории в соответствии с принятым в 1922 г. законом Сейма Польши планировалось создать автономию, однако данный закон так и не вступил в силу.

В 1939 г. Львовское, Тарнопольское и Станиславовское воеводства вошли в состав Украинской ССР в рамках реализации Договора о ненападении между Германией и Советским Союзом (пакта Молотова - Риббентропа).

В том же году Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «Об образовании Волынской, Дрогобычской, Львовской, Ровенской, Станиславской и Тарнопольской областей в составе Украинской ССР». Впоследствии Тарнопольская область была преобразована в Тернопольскую, Станиславская - в Ивано-Франковскую, а Дрогобычская - включена в состав Львовской.

На сегодняшний день эта территория разделена между Подкарпатским воеводством Польши и Украиной (Львовская, Ивано-Франковская и Тернопольская области).

Вот только один из организаторов февральского майданного переворота 2014 г. предпочел не распространяться о том, что как раз киевский режим собственноручно делегировал польским властям право претендовать на украинские территории, осудив в принятой 20 октября 2016 г. т.н. «Декларации памяти и солидарности Сейма Республики Польша и Верховной Рады Украины» как довоенный пакт Молотова – Риббентропа, так и всю послевоенную Ялтинскую систему мирового устройства.

Как утверждается в принятом документе, «пакт Риббентропа-Молотова от 23 августа 1939 года, заключенный между двумя тоталитарными режимами - коммунистическим Советским Союзом и нацистской Германией, привел к взрыву 1 сентября Второй мировой войны, вызванной агрессией Германии, к которой 17 сентября присоединился Советский Союз».

«Следствием этих событий была оккупация Польши Германией и Советским Союзом и массовые репрессии против наших народов. Те события привели также к принятию в Ялте в 1945 году решений, которые начали новый этап порабощения всей Восточной и Центральной Европы, длившийся полвека», - отмечается в совместной Декларации.

Очевидно, что закрепленный в документе пропагандистский тезис о предвоенной Польше как «невинной овечке, растерзанной двумя хищными волками – нацистской Германией и коммунистической Россией», является исторически несостоятельным, поскольку общеизвестно, что в тот период польская политическая верхушка сама была одержима реваншистскими настроениями.

В 1938 г. Польша «с жадностью гиены», по знаменитому выражению Уинстона Черчилля, приняла участие в расчленении Чехословакии наряду с нацисткой Германией и фашистской Венгрией, воспользовавшись Мюнхенским сговором «коричневых» режимов Европы и «демократий» Запада, начав военную операцию «Залужье» с целью оккупации Тешинской Силезии.

После оккупации этого промышленно развитого чехословацкого региона польские власти планировали поучаствовать в расчленении СССР. Об этом прямо заявил 26 января 1939 г. глава МИД Польши Юзеф Бек на переговорах с главой МИД Германии Иоахимом фон Риббентропом, указав, что «Польша претендует на Советскую Украину и на выход к Черному морю».

Советскому руководству было понятно, что посредством Мюнхенского соглашения ведущие страны Запада толкают нацистскую Германию к войне против СССР. И если Великобритания и Франция надеялись попросту отсидеться в стороне, то Польша планировала расширить свои пределы «от моря до моря» (от Гданьска до Одессы) за счет территории СССР.

В этих условиях нашей стране ничего не оставалось, как пойти на заключение договора о ненападении с Германией, чтобы расширить свои границы в западном направлении, выиграть время и подготовиться к войне против вынужденного «союзника». А после завершения Второй мировой войны, ставшей для нашего народа Великой Отечественной, земли Западной Украины остались в составе УССР по решению лидеров стран антигитлеровской коалиции – СССР, США и Великобритании.

Как заявил тогда на брифинге в Киеве пресловутый «спикер со справкой» Андрей Парубий, принятие совместной польско-украинской Декларации будет способствовать «урегулированию того кризиса в отношениях Украины и Польши, который мы имели летом».

Под «летним кризисом» в двухсторонних отношениях подразумевалась Резолюция Сената Польши (Верхней палаты) от 7 июля 2016 г., поддержанная 22 июля 2016 г. Сеймом Польши (Нижней палатой), согласно которой Волынская резня 1943-1945 гг. была признана геноцидом поляков, организованным украинскими националистами.

Однако польские «паны» однозначно переиграли майданных «хуторян», которые посредством поддержки польской инициативы по пересмотру послевоенных границ в ущерб национальным интересам украинского государства всерьез надеялись добиться смягчения позиции Варшавы в вопросе реабилитации на Украине нацистских коллаборационистов из ОУН-УПА.

Ведь сначала поляки получили от киевских властей согласие на создание нормативно-правовой базы для последующих притязаний Варшавы на западноукраинские земли, фактически объявленные «оккупированными территориями» Польши в совместной Декларации от 20 октября 2016 г.

Тем самым польский «адвокат Киева ЕС и НАТО» дал понять, что он отнюдь не против того чтобы его украинский «подзащитный» рассчитался за предоставленные услуги собственными территориями.

А после этого поляки приняли 26 января 2018 г. поправки в закон об Институте национальной памяти, согласно которым вводится уголовная ответственность за пропаганду идеологии Степана Бандеры и отрицание Волынской резни, тем самым подведя майданных «полезных идиотов» под уголовную статью.

Такая вот «картина маслом»: майданщики поставили под сомнение территориальную целостность современной Украины как правопреемницы УССР, получив в качестве «особой благодарности» за отстаивание польских геополитических интересов угрозу уголовного преследования со стороны Варшавы за героизацию «украинско-немецких националистов».

Как говорил в таких случаях ныне покойный российский писатель-сатирик Михаил Задорнов: «Ну тупые...».

 

P.S., или Тест на «бандеризм». Польские чиновники, рассматривая заявления граждан Украины о праве на жительство в Польше, ставят вопрос о Степане Бандере и УПА. Колебания или недостаточная обособленность от «бандеризма» становятся причиной отказа в обращении.

Об этом сообщает 15 февраля 2018 г. польское издание Rzeczpospolita со ссылкой на руководителя организации «Евромайдан – Варшава» Наталью Панченко. По ее словам, люди, которые показывают документы, подтверждающие наличие польских корней, не получают права проживания в Польше, потому что они «недостаточно отделяются от Бандеры».

Из приведенных примеров отказов, осуществленных мазовецким воеводой, четко видно, что чиновники решили, что «колебания» заявителя означает попытку «скрыть свои положительные мысли о Бандере и ОУН-УПА». Это, по их мнению, должно свидетельствовать о недостаточной связи с польским народом, несмотря на наличие польских корней.

«Учитывая вышесказанное, не представляется возможным, чтобы тот, кто утверждает, что чувствует себя поляком, не был заинтересован в организации, которая своими действиями надолго запечатлелась в трагический образ в польской истории. По мнению институции, которая рассматривает заявление, национальное сознание – это чувство связи с определенной нацией, ее историей и культурой. Однако заявитель не имеет такой связи с польской нацией», – написал мазовецкий воевода в одном из отказов.

При этом чиновник ссылается на закон о репатриации, который причиной для проживания на территории Польши, кроме польских корней, определяет также доведение своей связи с польским народом.

В этой связи не исключено, что в скором времени польские чиновники начнут требовать от украинских соискателей права на проживание в Польше публично плевать на портрет С. Бандеры и топтать ногами флаг УПА, чтобы именно таким способом продемонстрировать свою верность польскому народу.

 

Политический обозреватель пресс-службы ПСПУ Виктор СИЛЕНКО


Распечатать статью



 







индекс 01001, г. Киев ул. Крещатик 42-А, офис 13, телефон/факс 483-32-57
Электронная почта: natalia-vitrenko@ukr.net. Мобильный телефон: +380676919398
Пресс-cлужба ПСПУ
Электронная почта: press@vitrenko.org, pspu-post@ukr.net телефон/факс (044) 489-58-95