Президентская ода кавалеру ордена Иуды

21/03/2017


20 марта 2017 г. Петр Порошенко решил скрасить свои безрадостные будни, поупражнявшись в фальсификации истории: в своем Facebook, куда его пока еще пускают радикалы, президент воспел оду гетману-изменнику Ивану Мазепе по случаю дня его рождения, провозгласив данного персонажа «борцом за независимость Украины от России».

Тогда как в действительности в годы своей политической деятельности этот признанный мэтр политического «кидалова», которому глава майданного царства-государства посвятил свой праздничный пост, боролся исключительно за собственные шкурные интересы, предавая всех и вся, кто вставал на его пути и препятствовал достижению этой цели, из-за чего его имя навечно вошло в историю как символ предательства.

 

«В этот день родился Иван Мазепа, фигура которого стала решающей для украинской истории. Он стал настоящим символом украинского сопротивления России; флагом нашего движения к независимости – той цели, которую Мазепа, идя впереди своего времени, осознал уже через 50 лет после Переяслава», – написал П. Порошенко, хотя, используя президентские образы, на самом деле этот деятель более походил на флюгер, чем на флаг.

Достаточно вспомнить, что сначала он служил гетману Правобережной Украины Петру Дорошенко, дослужившись до генерального писаря, однако, оказавшись в плену, зразу же ему изменил и присягнул на верность гетману Левобережной Украины Ивану Самойловичу, став генеральным есаулом и воспитателем его детей.

Как известно, в 1667 г. между Москвой и Варшавой было подписано Андрусовское перемирие, по которому Правобережная Украина вошла в состав Польши, в то время как Левобережная Украина – в состав России.

При этом в 1672 г. между Варшавой и Стамбулом был заключен Бучачский мир, который разделил Правобережную Украину на три части: Подолье (область по Бугу и Левобережью Днестра) отошло Турции; Брацлавщина (часть нынешней Винницкой и части Хмельницкой области) и южная Киевщина попали под власть турецкого вассала П. Дорошенко; остальная территория Правобережной Украины осталась за Польшей.

Примечательны и сами обстоятельства пленения И. Мазепы: гетман П. Дорошенко отправил его посланником в Крымское ханство и Турцию, поручив делегации передать султану 15 левобережных казаков в качестве невольников-заложников. Однако по дороге делегация была перехвачена кошевым Иваном Серко, при этом схватившие И. Мазепу запорожские казаки сначала хотели его казнить за конвоирование их товарищей в неволю, но затем переправили его левобережному гетману И. Самойловичу.

Вскоре И. Мазепа сполна отблагодарил своего благодетеля за спасение от верной смерти и последующую безбедную жизнь при его покровительстве: по доносу перебежчика сын гетмана был казнен, а сам И. Самойлович был сослан в Сибирь, причем половину конфискованного имущества опального гетмана И. Мазепа присвоил себе.

В итоге он становится гетманом Левобережной Украины и при вступлении в должность приносит клятву на Кресте и Евангелии перед Богом в верности русскому государю, однако, расположив к себе Петра Великого, во время русско-шведской Северной войны 1700-1721 гг. И. Мазепа начинает вести тайные переговоры со шведами.

Когда же генеральный судья Василий Кочубей и полтавский полковник Иван Искра попытались разоблачить измену И. Мазепы, он воспользовался личным доверием Петра I и оклеветал их, в результате чего по указу Петра их приговорили к смерти и выдали И. Мазепе для показательной казни.

Однако, в конечном итоге, И. Мазепа предал и Петра I, перейдя на сторону шведского короля Карла XII, хотя такой поступок не был поддержан его соотечественниками, сохранившими верность Переяславской раде 1654 г., ознаменовавшей воссоединение Малой и Великой Руси: гетману-изменнику присягнули не более 3000 казаков, еще несколько тысяч примкнули к нему впоследствии.

В 1702 г. шведский король разгромил союзные Петру I войска польского короля Августа II в битве при Клиссове (в 100 км от Варшавы) и посадил на польский престол своего ставленника Станислава Лещинского. А тот, в свою очередь, заключил договор с гетманом-предателем И. Мазепой, согласно которому Украина вновь возвращалась под власть Польши.

Оригинал этого соглашения не дошел до наших дней, однако его смысл раскрыл в своих записях шведский военный историк, камергер Карла XII Густав Адлерфельд, принимавший непосредственное участие в тех событиях и впоследствии погибший в битве под Полтавой. Эти записи затем легли в основу нескольких книг, изданных после смерти автора – «Военная история шведского короля Карла XII с 1700 до битвы под Полтавой в 1709 году» и «Жизнь Карла XII».

По его свидетельству, суть договоренностей между С. Лещинскими и И. Мазепой была следующей: «Вся Украина, включая княжества Северское, Киевское, Черниговское и Смоленское, должна вернуться под владычество Польши и оставаться под ее короной, за что Мазепа награждается титулом князя и получает Витебское и Полоцкое воеводства с теми же правами, которые имеет герцог Курляндский в своей земле».

 

Таким образом, взамен на возвращение Левобережной Малороссии под власть Польши, И. Мазепа получал из рук шведской марионетки на польском престоле С. Лещинского право на управление частью территории современной Беларуси, что никак не мешает президенту П. Порошенко громогласно провозглашать этого государственного преступника, воевавшего против собственного малороссийского народа за жалкие подачки западных хозяев, «символом украинского сопротивления России».

 

Соучастию гетмана-предателя в геноциде своих соотечественников посвящен «Мартиролог малороссийских городов и сел, уничтоженных шведскими оккупантами и предателями-мазепинцами в 1708-1709 гг.», составленный полтавскими историками Виктором Шестаковым и Юрием Погодой на основании архивных документов.

В нем подробно описаны зверства пришлых протестантов и их местных «православных» подельников на территории Малой Руси, которые по своей жестокости ничем не уступали будущим зверствам на нашей земле гитлеровцев и их кровавых подельников из числа украинских националистов в период Великой Отечественной войны.

Так, на Сумщине оккупанты сожгли дотла городок Смелое под Ромнами и село Обтово, причем сделано это было именно по настоянию И. Мазепы. Там же по приказу генерал-майора Стакельберга шведы сожгли вместе с жителями село Игнатовку под Кролевцом.

Дотла был сожжен город Недригайлов, отбивший атаки отряда генерала Дукера, а в селе Олешня под Ахтыркой, оказавшем яростное сопротивление оккупантам, по приказу генерала Гамильтона были заживо сожжены его защитники, которые взошли на деревянную башню, показывая готовность сражаться до последнего. После захвата села шведскими карателями были казнены 400 мирных жителей, 70 русских драгун и воевода.

Особо кровавым было преступление в городе Терны, где местные жители сначала отказались выполнять приказ И. Мазепы об оказании сопротивления русской армии, а затем развернули оружие против шведов и мазепинцев, в результате чего оккупанты потеряли при штурме города несколько десятков человек. После захвата города взбешенный полковник Функ приказал своим подчиненным рубить женщин и детей, которые укрылись на церковном подворье, после чего согнать уцелевших людей в церковь и сжечь живьем.

На Черниговщине шведские оккупанты и местные предатели уничтожили жителей поселка Смела. Карательные акции проходили и в городе Прилуки, занятом благодаря предателю – местному полковнику-мазепинцу Дмитрию Горленко. Его сын Андрей призывал шведского генерала Крейца вырезать жителей на том основании, что «крім їхнього, горленковського дому, більше немає в місті інших приятелів шведам». В результате, в городе казнили и пороли местных жителей, выражавших открытое недовольство шведам и мазепинцам.

На Слобожанщине, через которую Карл XII собирался прорваться на Москву, в Красному Куту (Краснокутск Харьковской области) оккупантам был дан показательный бой, в ходе которого шведы потеряли около двухсот человек. В отместку шведский король приказал забрать женщин и детей, оставшихся в Красном Куте, и гнать их вслед за армией, после чего город был сожжен дотла.

Помимо этого шведские интервенты предали огню Колонтаевскую слободу (Колонтаев), городок Куземин, села Хухра, Лутище, Каплуновка, Мурафа, Камышенка. Шведы были остановлены под селом Городня, которое ожесточенно оборонялось, за что было полностью сожжено.

Наибольший ущерб шведы и мазепинцы нанесли мирному населению Полтавщины, где оккупанты и их пособники частично сожгли город Гадяч, при этом создав в нем тюрьму для малороссийских партизан.

Когда шведы подошли к Зенькову, озлобленные после неудачной осады Веприка, которая еще продолжалась, его жители отказались пускать в город замерзающих шведов и их короля, из-за чего Карл XII отдал приказ поджечь городской палисад. На следующий день И. Мазепа отправил к горожанам своего парламентера Андрея Войнаровского, однако мазепинский племянник был осмеян, после чего начался штурм, вскоре город пал, а шведы перебили часть его жителей.

Подлинным образцом мужества малороссийского населения стала героическая оборона крепости Веприк под Гадячем, в ходе которой шведы потеряли 4 полковника, 2 подполковника, 3 майора, 7 капитанов, 9 поручиков и прапорщиков, 1385 солдат, в результате чего шведский король начал вести переговоры о «почетной сдаче в плен».

Когда же комендант, полковник Вилли Фермор в связи с отсутствием боеприпасов был вынужден пойти на сдачу крепости с обязательными «почетными условиями», шведы тут же нарушили собственные обещания и атаковали выходящих из крепости солдат: их полураздетыми погнали в Зеньков, после чего обоз гарнизона вопреки договору был разграблен, а сама крепость сожжена.

При этом шведы рассчитались с И. Мазепой за соучастие в штурме крепости «живым товаром»: бывшему гетману были отданы 400 человек крестьян и мещан Веприка в качестве новых подданных, которых он тут же приказал бросить в Зеньковские подземелья, где большинство из них погибли. Уцелевших же русских солдат и малороссийских казаков шведские оккупанты направили в концлагерь в Старых Санжарах.

После неудачного для шведов боя под Рашевкой, король Карл XII приказал сжечь село дотла, а после отказа жителей Лохвицы послать на поклон к И. Мазепе в Ромны знатных людей, их было велено «бить смертным боем и повешать». Из-за этого местные жители сразу прятались в церкви, а затем целыми семьями бежали «через степи и поля пахотные до войска Его Царского Величества» - русского царя Петра I.

Кроме того, были сожжены городки и села на границе со Слобожанщиной - Лютенька, Зуевка, Котельва. А после занятия шведской армией сотенного местечка Ахтырского казачьего полка - села Великая Рублевка (Котелевский район Полтавской области) – оно было полностью сожжено по приказу короля по подозрению в связях с партизанами.

Одной из самых больших трагедий Северной войны стала история села Чернухи, в обороне которого от шведов и мазепинцев принимали участие даже женщины и дети, сумевшие отразить два штурма оккупантов под командованием палача Функа.

Однако в ходе третьей атаки шведам удалось прорвать оборону и ворвавшиеся внутрь захватчики устроили настоящую резню защитников крепости, изрубив насмерть 16 тысяч человек. Часть жителей закрылись в церкви, отказавшись пускать туда шведов, после чего Функ приказал поджечь храм, и все, кто там был, сгорели заживо. Город был полностью сожжен, его жители истреблены.

В селе Решетиловка, где базировался отряд шведского генерала Крейнца, проводились показательные экзекуции, например, каратели отрезали носы пленным партизанам, а в селе Опошни, где некоторое время находилась ставка шведского короля, несли трудовые повинности пленные солдаты и задержанные местные жители.

Когда же шведы оставляли бывшую ставку, они выжгли ее дотла, предварительно устроив зверскую расправу над населением. По воспоминаниям фон Зильтмана: «Экзекуция состояла в том, что сын должен был расправиться с отцом, потом другой крестьянин с сыном и т.д. Последний из крестьян был «милостиво пощажен». Пощада эта состояла в том, что над последним некому было измываться, и его сразу повесили».

Оккупанты практиковали публичные расправы над местными жителями и в других населенных пунктах: так в Великих Будищах на Полтавщине было установлено несколько виселиц и проведены акции устрашения – шведы демонстративно вешали здесь захваченных ими партизан.

Они также демонстрировали пренебрежительное отношение и к православным святыням: шведские протестанты грабили храмы, заводили в них лошадей, кололи штыками иконы или разогревали пищу на кострах из икон.

 

Тем не менее, даже после предательства И. Мазепа пытался возобновить контакты с Петром: изменник послал к нему полковника Даниила Апостола с предложением предать в его руки шведского короля с генералами взамен на полное прощение и возвращение гетманской булавы. В ответ государь согласился на это предложение при условии, если гетман сумеет «добыть главнейшую особу», хотя никаких сил у перебежчика для этого не было, и он просто попытался вести двойную игру, поэтому эта авантюра закончилась безрезультатно.

 

6 ноября 1708 г. царь Петр на раде в Глухове повелел избрать нового гетмана: по желанию царя, гетманом был избран Иван Скоропадский.

12 ноября 1708 г. в Троицком соборе Глухова в присутствии Петра I митрополит Киевский, Галицкий и Малой России Иоасаф (Кроковский) в сослужении архиепископа Черниговского и Новгород-Северского Иоанна (Максимовича) и епископа Переяславского Захарии (Корниловича) совершил литургию и молебен, после чего «предал вечному проклятию Мазепу и его приверженцев».

В тот же день в Глухове была совершена символическая казнь бывшего гетмана, которая описывается историками следующим образом: «вынесли на площадь набитую чучелу Мазепы. Прочитан приговор о преступлении и казни его; разорваны князем Меншиковым и графом Головкиным жалованные ему грамоты на гетманский уряд, чин действительного тайного советника и орден святого апостола Андрея Первозванного и снята с чучелы лента. Потом бросили палачу сие изображение изменника; все попирали оное ногами, и палач тащил чучелу на веревке по улицам и площадям городским до места казни, где и повесил».

Одновременно в Успенском соборе Москвы в присутствии царевича Алексея Петровича Местоблюститель Московского Патриаршего престола митрополит Рязанский и Муромский Стефан (Яворский) в сослужении собора архиереев совершил благодарственный молебен в связи с избранием в гетманы И. Скоропадского.

После этого он обратился к сослужащим архиереям со словами: «Мы, собранные во имя Господа Иисуса Христа, и имеющие подобно святым апостолам, от самого Бога власть вязати и решити, аще кого свяжем на земли, связан будет и на небеси, возгласим: изменник Мазепа, за крестопреступление и за измену к великому государю, буди анафема!», в ответ присутствующие архиереи провозгласили: «Анафема, анафема, анафема. Буди проклят!».

8 июля 1709 г. шведские войска были наголову разгромлены русской армией в битве под Полтавой, Карл и И. Мазепа бежали на юг к Днепру, едва не угодив в плен русских войск, и прибыли в город Бендеры, входивший в состав Молдавского княжества, бывшего в то время вассалом Турции (ныне - Приднестровье).

При этом сторонники свергнутого гетмана фактически не участвовали в этом сражении, охраняя тыловой обоз в Пушкаревке, зато первыми ударились в бега при виде отступающих шведских войск, о чем вспоминал лейтенант шведской армии Фридрих Христофор Вейе.

«Что касается до казаков гетмана Мазепы, то я не думаю, чтобы из них полегло за все время боя более нежели трое, ибо, пока мы сражались, они находились в тылу, а когда довелось бежать, то они оказались далеко впереди. Но они оказали нам одну услугу, а именно показали путь к обозу», - писал в своих мемуарах непосредственный участник тех событий.

После победы в Полтавской битве по приказу Петра І для награждения И. Мазепы в единственном экземпляре был изготовлен Орден Иуды. Он представлял собой круг весом 5 кг, вылитый из серебра, на котором был изображен Иуда Искариот, повесившийся на осине, внизу изображение 30-ти сребреников и надпись: «Треклят сын погибельный Иуда еже ли за сребролюбие давится».

Петр I планировал вручить этот орден И. Мазепе по случаю его перехода на сторону шведского короля Карла ХІІ, однако сделать это русскому царю было не суждено.

22 сентября 1709 г. гетман-изменник закончил свой земной путь в изгнании, будучи проклятым церковью и государством, которых он предал ради своей несбывшейся мечты «запановать» на клочке территории современной Беларуси на штыках Швеции и Польши.

Но вернемся к современным политическим реалиям: безусловно, можно провести прямые исторические параллели между гетманом И. Мазепой и президентом П. Порошенко, ведь они оба развязали войну против собственного народа при поддержке своих западных кураторов, при этом провозгласив ее «войной за независимость против российского агрессора».

Вместе с тем, в свете заявлений хозяина Банковой, остается открытым вопрос: торжественно возвеличивая этого предателя и воспроизводя его преступную политику в нынешних условиях, неужели глава государства мысленно желает повторить незавидную участь своего политического кумира, стремясь «отбросить коньки», прошу пардона за мой французский, вдали от Родины, на чужбине?

 

Политический обозреватель пресс-службы ПСПУ Виктор СИЛЕНКО


Распечатать статью



 







индекс 01001, г. Киев ул. Крещатик 42-А, офис 13, телефон/факс 483-32-57
Электронная почта: natalia-vitrenko@ukr.net. Мобильный телефон: +380676919398
Пресс-cлужба ПСПУ
Электронная почта: press@vitrenko.org, pspu-post@ukr.net телефон/факс (044) 489-58-95