Россия признала паспорта ДНР и ЛНР. Украина продолжает терять промышленный Донбасс

22/02/2017


Астрологические, извиняюсь, аналитические прогнозы «лучших геноцидов нации» по поводу того, что уже в самое ближайшее время Россия в угоду Западу «сольет» самопровозглашенные республики Донбасса, что позволит майданным «ястребам» провести «деоккупацию» неподконтрольных территорий, растерзав путем массового террора «ватников» и «колорадов», традиционно оказались очередным сеансом попадания пальцев в небо.

18 февраля 2017 г. президент России подписал указ о признании документов, выданных фактическими властями отдельных районов Донецкой и Луганской областей до политического урегулирования ситуации в мятежном регионе, а глава МИД РФ предупредил Запад, что Москва не снимет контрсанкции с Евросоюза до полной реализации Минских соглашений, подтвердив тот очевидный факт, что Белокаменная не бросит на произвол судьбы местных жителей, оказавшихся заложниками невыполнения Киевом своих обязательств.

 

Указ «О признании в Российской Федерации документов и регистрационных знаков транспортных средств, выданных гражданам Украины и лицам без гражданства, постоянно проживающим на территориях отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины» был подписан «в целях защиты прав и свобод человека и гражданина» и «руководствуясь общепризнанными принципами и нормами международного гуманитарного права».

При этом документ, текст которого размещен на сайте российского президента Владимира Путина, носит временный характер: Указ действует «временно, на период до политического урегулирования ситуации в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины на основании Минских соглашений».

Его нормами определено: «в Российской Федерации признаются действительными документы, удостоверяющие личность, документы об образовании и (или) о квалификации, свидетельства о рождении, заключении (расторжении) брака, перемене имени, о смерти, свидетельства о регистрации транспортных средств, регистрационные знаки транспортных средств, выданные соответствующими органами (организациями), фактически действующими на территориях указанных районов, гражданам Украины и лицам без гражданства, постоянно проживающим на этих территориях»;

«граждане Украины и лица без гражданства, постоянно проживающие на территориях отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины, могут осуществлять въезд в Российскую Федерацию и выезд из Российской Федерации без оформления виз на основании документов, удостоверяющих личность (несовершеннолетние дети в возрасте до 16 лет – на основании свидетельства о рождении), выданных соответствующими органами, фактически действующими на территориях указанных районов».

В свою очередь, выступая на Мюнхенской конференции по безопасности, глава МИД РФ Сергей Лавров дал понять, что Россия переходит от оборонительной к наступательной тактике в вопросе политического урегулирования ситуации на Донбассе: по его словам, Москва не снимет ответные санкции с Евросоюза до выполнения Минских соглашений. «Мы тоже хотим, чтобы минские договоренности выполнялись, и мы своих санкций не снимем с Евросоюза, пока минские договоренности не будут выполнены. Это тоже надо понимать», – сказал он.

 

Столь очевидная «смена вех» в российской дипломатии вызвала бурю негодования в майданном лагере, хотя именно правящий режим подтолкнул Кремль как гаранта выполнения Минских соглашений к ужесточению своей позиции по данному вопросу в условиях несоблюдения режима прекращения огня, торгово-экономической блокады, самовольно ужесточенной «ветеранами АТО», и отказа от политического урегулирования ситуации в восставшем регионе.

 

Причем все эти процессы происходят при молчаливом попустительстве западных держав, которые по-прежнему продолжают возлагать основную часть ответственности за сложившуюся ситуацию на Востоке Украины на российскую сторону, что позволяет прозападным властям в Киеве строить наполеоновские планы будущего захвата неподконтрольных территорий после вынужденного отказа от поддержки ЛДНР со стороны России из-за санкционного давления Запада.

На чем основаны такие расчеты, сказать трудно, поскольку прогнозы о скором крахе российской экономики под тяжестью западных санкций однозначно себя не оправдали: по подсчетам экономистов Госдепартамента США, американские санкции не оказали масштабного влияния на экономику России в целом, говорится в докладе, опубликованном 12 февраля 2017 г. на сайте внешнеполитического ведомства.

По оценкам специалистов, «волатильность цен на нефть объясняет подавляюще большую часть снижения ВВП России и потребности в импорте, и лишь очень небольшая часть объясняется санкциями или другими факторами». «Со своего пика до настоящего времени реальный ВВП России снизился примерно на 5%, и максимум 20% от этого снижения, то есть 1% ВВП, можно потенциально объяснить санкциями», - резюмируют авторы доклада.

Что касается экономик ЕС, то авторы считают, что медианный показатель эффекта санкций на экономики стран ЕС составил минус 0,13% ВВП. Утверждается, что страны ЕС меньше, чем Россия, пострадали от санкций, поскольку доля России в их экспорте ниже, а также потому, что снижение импорта из России объясняется в основном падением цен на нефть.

Вместе с тем, как заявил 10 февраля 2017 г. постоянный представитель РФ при международных организациях в Вене Владимир Воронков, рост цен на нефть, последовавший за сделкой по ограничению добычи, уже привел к росту дополнительных доходов бюджета России на 1,5 трлн. рублей (более 25,4 млрд. долларов).

«Переговоры и достижение в декабре 2016 года договоренности между странами ОПЕК и государствами, не входящими в картель, способствовали серьезному росту цен на нефть в течение последнего года, примерно с 30 до 55 долларов за баррель, что, по некоторым подсчетам, принесло в российский бюджет дополнительно 1,5 трлн. рублей», – сказал он.

Как известно, в бюджет России на 2017 г. заложена среднегодовая цена на нефть марки Urals в размере 40 долларов за баррель, что при сохранении нынешних цен на нефть марки Brent на уровне 55 долларов, к которой привязана стоимость российской нефти Urals, позволит получить дополнительные миллиардные доходы в казну государства.

 

Тем не менее, если раньше «говорящие головы» майданного режима носились с идеей военного разгрома «республиканцев» по пресловутому «хорватскому сценарию», то сейчас их осенила новая «гениальная мысль» о том, что Россия должна самостоятельно отказаться от социально-экономической и политической поддержки ДНР и ЛНР, что позволит киевским властям «запановать» в донбасской сторонке, осуществив «деоккупацию» мятежного края посредством расправы над инакомыслящими.

 

Так, 15 января 2017 г. в эфире Эспрессо.TV заместитель министра новоявленного Министерства по вопросам временно оккупированных территорий Георгий Тука заявил, что процесс «освобождения» Донецкой и Луганской областей может начаться уже осенью 2017 г.

«Относительно возвращения Донбасса, у меня есть четкое впечатление, что мы будем иметь возможность примерно осенью начать реальный процесс возвращения этих территорий. Скорее всего - невоенным способом, и я на это очень надеюсь», - заявил он.

По его словам, это произойдет не потому, что Украина согласится провести выборы на Донбассе, а из-за того, что Россия просто прекратит экономическую поддержку этих территорий из-за международного давления. «По любым расчетам любых экспертов, как только прекратится экономическая поддержка, даже если оставить на весах военную составляющую, то центральному правительству Украины понадобится максимум три месяца, чтобы навести там порядок», - пояснил Г. Тука.

10 февраля 2017 г. в эфире того же Эспрессо.TV аналогичный прогноз озвучил советник министра по вопросам временно оккупированных территорий Юрий Грымчак: по его словам, Донбасс вернется в состав Украины через год-полтора, когда регион станет слишком дорого обходится России. «Мы считаем, что в ближайшее время, через год-полтора, мы вернем эту территорию. В ближайшие год-полтора содержание этой территории станет чрезвычайно дорогим для Российской Федерации», - сказал он.

 

Поэтому подписание российским президентом Указа о признании паспортов ДНР и ЛНР произвело эффект разорвавшейся бомбы в высоких киевских кабинетах, где всерьез ожидали, что Москва бросит самопровозглашенные республики Донбасса на растерзание майданным «ястребам войны» под давлением Запада, продолжающего сохранять санкционный режим против России вместо введения санкций против своих ставленников в Киеве с целью их понуждения к выполнению Минских соглашений.

 

Президент Украины Петр Порошенко на полях Мюнхенской конференции поспешил наябедничать на Москву Вашингтону, назвав на встрече с вице-президентом США Майклом Пенсом решение России «очередным доказательством российской оккупации и российского нарушения международного права».

Секретарь Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Александр Турчинов заявил, что президент России «юридически признал квазигосударственные террористические группировки, которые, как фиговый листок, прикрывали оккупацию Россией части Донбасса», добавив, что Указ «полностью перечеркивает Минский процесс и равен заявлению России о выходе из него».

В МИД Украины заявили, что «решительно осуждают и не признают принятия Кремлем указа о признании так называемых документов, выданных на территории отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины», подчеркнув, что такой шаг «де-факто, является признанием контролируемых Россией на оккупированных украинских территориях Донбасса нелегитимных органов власти».

 

Тогда как в действительности Указ вполне соответствует букве и духу Минских соглашений: в нем самопровозглашенные республики Донбасса названы отдельными районами Донецкой и Луганской областей, с представителями которых официальный Киев ведет переговоры в Минске, он подписан из гуманитарных соображений, в условиях войны и блокады, и носит временный характер, на период до политического урегулирования ситуации на Востоке Украины.

 

В этой связи особо впечатлил пассаж майданных дипломатов о «нелегитимности» действующих властей мятежного региона, поскольку подписав с ними Минские соглашения и согласившись на участие в переговорном процессе с представителями непризнанных республик, Украина де-факто признали их легитимность.

В отличие, например, от Азербайджана, который изначально подписал 5 мая 1994 г. Бишкекский протокол о прекращении огня с Арменией и непризнанной Нагорно-Карабахской Республикой (НКР), подпись под документом поставил председатель парламента НКР Карен Бабурян, однако впоследствии заявил о непризнании республики стороной конфликта, в результате чего ее интересы на переговорах представляет Армения.

Следовательно, признав выданные фактическими властями Донецка и Луганска документы и заявив о сохранении встречных санкций против ЕС до полной имплементации прозападным майданным режимом Минских соглашений, Россия продемонстрировала свою готовность к дальнейшему понуждению Киева к выполнению принятых на себя обязательств дипломатическими средствами при одновременной поддержке мятежного Донбасса как региона, которому гарантирован «особый статус» в составе Украины.

В рамках такого подхода, который целиком и полностью соответствует заложенному в основу Минских соглашений базовому принципу «Донбасс – это Украина», российская сторона на данном этапе фактически уравняла в правах обладателей паспортов Украины, имеющих право безвизового въезда на территорию России, и обладателей паспортов ДНР и ЛНР, не имеющих возможности восстановить утраченные документы или же оформить новые документы на подконтрольных Киеву территориях, получивших аналогичное право при въезде в Россию.

При этом не исключено, что на следующем этапе российская сторона в рамках политики социальной защиты жителей украинского региона с «особым статусом» официально уравняет граждан с паспортами ДНР и ЛНР с гражданами стран-участниц Евразийского экономического союза (Беларуси, Казахстана, Армении и Киргизии), которым при трудоустройстве в России не требуется оформлять трудовой патент для иностранных граждан в отличие от граждан Украины, обязанных получать такой разрешительный документ.

Как не исключен и другой более жесткий сценарий: российская сторона с целью защиты от непредсказуемого соседа, инфицированного «майданом головного мозга» как новым видом психического расстройства, введет визовый режим для граждан с паспортами Украины, при этом сохранив безвизовый режим для граждан с паспортами ДНР и ЛНР, предоставив им возможность трудоустройства в России с оформлением трудового патента либо же без такового.

В то же время гражданам с паспортами Украины, уравненным в правах с визовыми иностранцами, будет весьма непросто получить работу в России, поскольку для их трудоустройства работодатель обязан соблюсти целый ряд процедур:

1. направить заявку о потребности в специалистах в службу занятости, чтобы госорганы подтвердили целесообразность привлечения иностранных работников;

2. подать в миграционную службу заявление на получение разрешения на привлечение иностранных работников;

3. уплатить госпошлину, которая составляет 10 тыс. рублей за каждого иностранного работника;

4. подать в территориальное отделение ФМС России ходатайство о выдаче приглашения на въезд иностранному гражданину;

5. оформить приглашение на въезд в Россию, за которое нужно уплатить госпошлину в размере 800 рублей;

6. обратиться в ФМС России за разрешением на работу для иностранца, при этом уплатив госпошлину в размере 3 тыс. 500 рублей;

7. после въезда иностранца поставить его на миграционный учет;

8. заключить с ним трудовой (гражданско-правовой) договор.

При этом в случае введения визового режима граждане с паспортами Украины должны будут пройти процедуру легализации в России: вернуться домой и получить визы, выстаивая длинные очереди в российских консульствах, которых всего лишь четыре (в Киеве, во Львове, в Харькове, в Одессе), и теряя за время ожидания свои рабочие места.

Кроме того, вполне вероятен сценарий создания Единого экономического пространства между Россией и самопровозглашенными республиками Донбасса в рамках совместной реализации Москвой, Донецком и Луганском норм Минских соглашений, получивших статус международных правовых актов после утверждения Резолюцией Совбеза ООН от 17 февраля 2015 г., в условиях полнейшего игнорирования майданным Киевом собственных обязательств по их имплементации.

Как известно, 10 февраля 2017 г. Народные советы ДНР и ЛНР внесли в первом чтении поправки в налоговое законодательство, по которым на предприятиях, не зарегистрированных в налоговых органах, будет вводиться государственное управление.

Принятие законопроекта в окончательной редакции будет свидетельством получения от Москвы гарантий относительно поставок сырья на донбасские предприятия и последующего сбыта их продукции на российском рынке и рынках других стран через Россию в случае введения временных администраций из-за отказа украинских собственников от выполнения требований законодательства.

С целью обеспечения беспрепятственного доступа продукции фактически национализированных властями ДНР и ЛНР предприятий на свой рынок Россия может инициировать заключение Соглашения о трансграничном сотрудничестве на исполнение Комплекса мер по выполнению Минских соглашений от 12 февраля 2015 г., где в п. 11 Киев согласился на «принятие постоянного законодательства об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей в соответствии с мерами, указанными в примечании, до конца 2015 года».

При этом в Примечании определено, что такие меры в соответствии с Законом «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», в частности, предусматривают «содействие со стороны центральных органов власти трансграничному сотрудничеству в отдельных районах Донецкой и Луганской областей с регионами Российской Федерации».

Как известно, данный Закон Украины был принят 16 сентября 2014 г. на исполнение Минского протокола (Минска-1) от 5 сентября 2014 г., где в п. 3 Киев обязался «Провести децентрализацию власти, в т. ч. путем принятия Закона Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (Закон об особом статусе)».

Однако с тех пор этот формально действующий законодательный акт фактически остается на бумаге из-за позиции майданных властей, поскольку сначала Верховная Рада не определила сферу его применения, не обозначив территорию, на которую распространяется его действие. Это было сделано только 17 марта 2015 г., когда ВР приняла Постановление «Об определении отдельных районов, городов, поселков и сел Донецкой и Луганской областей, в которых вводится особый порядок местного самоуправления».

При этом в тот же день ВР под видом имплементации Комплекса мер по выполнению Минских соглашений внесла изменения в Закон Украины «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», отсрочив вступление в силу его основных норм, включительно с правом на трансграничное сотрудничество с Россией, до проведения местных выборов.

Соответствующее право закреплено в ст. 8 Закона Украины, которой определено: «Органы исполнительной власти способствуют развитию в отдельных районах Донецкой и Луганской областей трансграничного сотрудничества, направленного на решение общих проблем развития, усиления и углубления добрососедских отношений между территориальными общинами, органами местного самоуправления отдельных районов с административно-территориальными единицами Российской Федерации на основе соглашений о приграничном сотрудничестве, заключаемых территориальными общинами, органами местного самоуправления, местными органами исполнительной власти Украины и территориальными общинами в пределах компетенции, установленной законом».

Согласно принятым изменениям в Закон об особом статусе, местные выборы должны пройти после вывода «всех незаконных вооруженных формирований, их военной техники, а также боевиков и наемников с территории Украины», то есть после разоружения ополченцев и свержения властей ЛДНР, что, безусловно, позволит Киеву обеспечить необходимые результаты голосования на «деоккупированных» территориях.

Очевидно, что данная норма противоречит Минску-2, поскольку Комплекс мер легализует отряды ополчения как «вооруженные формирования отдельных районов Донецкой и Луганской областей» и руководителей непризнанных республик как «представителей отдельных районов Донецкой и Луганской областей», с которыми майданные власти обязались вести исключительно мирные переговоры по политическому урегулированию ситуации на Донбассе.

Одновременно ВР приняла Постановление «О признании отдельных районов, городов, поселков и сел Донецкой и Луганской областей временно оккупированными территориями», согласно которому такой статус закрепляется за неподконтрольными Киеву населенными пунктами «до момента вывода всех незаконных вооруженных формирований, российских оккупационных войск, их военной техники, а также боевиков и наемников с территории Украины и восстановление полного контроля Украины за государственной границей Украины».

 

Таким образом, Верховная Рада законодательно закрепила формулу «военный разгром – контроль над границей - местные выборы – особый статус», проголосовав за предоставление такого статуса мятежному Донбассу только после фактической ликвидации самопровозглашенных республик, что в корне противоречит закрепленной в Минских соглашениях формуле «особый статус – конституционное закрепление – местные выборы - контроль над границей».

 

Ведь согласно Минским соглашениям трагические события на Донбассе были квалифицированы как внутренний гражданский конфликт, сторонами которого являются Киев, Донецк и Луганск, а отнюдь не невидимые человеческому глазу «российские оккупационные войска», вывода которых за пределы Украины требуют майданные власти.

Донбасские «боевики» - как участники вооруженных формирований самопровозглашенных республик Донбасса, которые должны быть преобразованы в отряды Народной милиции отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины, а никак не вытеснены силовыми методами на территорию России.

При этом «восстановление полного контроля за государственной границей Украины» возможно только после всеобъемлющего политического урегулирования, которое предусматривает амнистию ополченцев, внесение изменений в Конституцию, включительно с принятием постоянно действующего законодательства об «особом статусе» Донбасса, и проведение местных выборов на основании соответствующего закона, принятого по согласованию с Донецком и Луганском.

В этой связи не приходится сомневаться в том, что при таком действующем законодательстве, принятом в нарушение Минских соглашений, имеющих как нормы международного права приоритет над нормами национального законодательства, мятежный Донбасс, к сожалению, никогда не получит право на трансграничное сотрудничество с Россией.

Как и не получит право на свободное использование русского языка, особый порядок назначения руководителей органов прокуратуры и судов, создание Народной милиции, введение особого режима осуществления хозяйственной и инвестиционной деятельности с целью восстановления собственной экономики и инфраструктуры и т.д. в рамках обещанного «особого статуса» в составе Украины.

Именно по этой причине не исключена вероятность того, что Москва пойдет на заключение прямого Соглашения о трансграничном сотрудничестве с Донецком и Луганском в рамках реализации Минских соглашений с целью оказания социально-экономической помощи местному населению, измученному бесконечной войной, торговой блокадой и неопределенностью своего положения, без участия майданного Киева.

Тем более что столичным «стратегам» сейчас явно не до этого: майданщики продолжают носиться с бредовой идеей «деоккупации» неподконтрольного региона, подобно известному персонажу с писаной торбой, при этом предпочитая не замечать, как они теряют промышленный Донбасс, собственноручно вытесняя его за пределы правового поля украинского государства.

В случае же окончательного провала киевским режимом Минского процесса российская сторона вполне даже может предпринять более радикальные шаги в защиту ДНР и ЛНР, проведя паспортизацию местных жителей, признав независимость донбасских республик и создав объединенные группировки войск по югоосетинско-абхазскому сценарию, что следовало бы понимать правящей верхушке, которая столь наглым игнорированием своих обязательств подталкивает Россию к его реализации.

 

Политический обозреватель пресс-службы ПСПУ Виктор СИЛЕНКО


Распечатать статью



 







индекс 01001, г. Киев ул. Крещатик 42-А, офис 13, телефон/факс 483-32-57
Электронная почта: n-vitrenko@yandex.ru. Мобильный телефон: +380676919398
Пресс-cлужба ПСПУ
Электронная почта: press@vitrenko.org, pspu-post@ukr.net телефон/факс (044) 489-58-95