Провальные минские итоги и кровавые хорватские грезы

30/11/2016


29 ноября 2016 г. по итогам встречи в Минске министры иностранных дел Украины Павел Климкин, России Сергей Лавров, Германии Франк-Вальтер Штайнмайер и Франции Жан-Марк Эро не смогли утвердить «дорожную карту» по мирному урегулированию ситуации на Донбассе на исполнение достигнутых 20 октября 2016 г. в Берлине договоренностей первых лиц стран «нормандской четверки», тем самым сорвав сроки подготовки данного документа.

Это произошло вследствие деструктивной позиции Киева, который не только потребовал вывести несуществующие российские войска, а также ввести вооруженную миссию ОБСЕ и вернуть под контроль Дебальцево, против чего категорически выступают самопровозглашенные ДНР и ЛНР, без согласования с которыми решить такие вопросы невозможно, но и продолжает вынашивать планы военного разгрома мятежных республик по пресловутому «хорватскому сценарию» ликвидации Сербской Краины с целью «окончательного решения донбасского вопроса».

 

Согласно переговорной позиции майданных властей, которую озвучил 1 ноября 2016 г. в интервью изданию «Левый берег» глава МИД Украины П. Климкин, одним из главных условий проведения выборов на Донбассе должен стать возврат под контроль Киева города Дебальцево, что следует закрепить в «дорожной карте».

«Дебальцево - важный город не только с политической или военной точки зрения. Фундаментальная его важность именно с эмоциональной стороны. Город должен вернуться под контроль Украины, иначе я не понимаю, как мы будем продвигаться к выборам», - заявил он. «Требованием в процессе формирования Дорожной карты будет решение проблемы Дебальцево. Мое видение решения - возвращение города под украинский контроль», - подчеркнул министр.

 

28 ноября 2016 г. на совместной пресс-конференции с главой МИД Швеции Маргот Вальстрем в Киеве глава украинского внешнеполитического ведомства сообщил, что будет настаивать на своем видении «дорожной карты», призванной «создать реальный прогресс в ситуации», предусматривающей ввод вооруженной миссии ОБСЕ и вывод российских войск.

По этому сценарию, сначала должны быть выполнены все пункты Минских соглашений, связанные с прекращением огня, отводом войск и установлением в регионе режима безопасности под контролем вооруженной миссии ОБСЕ. Затем полицейская миссия должна взять под контроль границу на время проведения местных выборов на Донбассе по украинскому законодательству, после чего контроль над границей должен перейти к украинским пограничникам. При этом зону конфликта должны покинуть некие «российские войска», которые якобы пребывают на Донбассе.

 

Примечательно, что как раз в тот день, когда П. Климкин активно зазывал на Украину несуществующую вооруженную миссию ОБСЕ, главный переговорщик по Донбассу - представитель Украины в Трехсторонней контактной группе - Леонид Кучма на брифинге в Закарпатской области выразил сомнении в возможности создания данной структуры как таковой. «Надежда умирает последней. 57 стран - надеяться на то, что они проголосуют полицейскую миссию? Примеров нет... Это проблема, разрешения которой я не вижу», - сказал он.

В общем, ну и работенку себе нашел бывший президент, которому на переговорах в Минске приходится отстаивать идею необходимости введения на Донбасс некой вооруженной структуры, в возможность формирования которой он сам же и не верит. И если на Украине существует законодательство о защите от жестокого обращения животных, то впору принимать законодательство о защите от жестокого обращения и бывших первых лиц государства, чтобы их не заставляли вопреки собственной воле отстаивать чуждые им идеи.

 

Немудрено, что при такой переговорной позиции майданных властей встреча в белорусской столице закончилась безрезультатно: как заявил на итоговой пресс-конференции министр иностранных дел России Сергей Лавров, никаких прорывов на переговорах в Минске глав МИД стран «нормандской четверки» не произошло.

«На рабочем уровне пока не получается даже согласовать последовательность шагов, прежде всего, в сфере безопасности и политических реформ, которые должны состояться. Имеется в виду закон об особом статусе отдельных районов Донбасса, его закрепление на постоянной основе в Конституции Украины, амнистия и проведение местных выборов. Шаги, которые необходимо предпринять для того, чтобы подготовить все эти реформы, мы увязываем с шагами в сфере безопасности. О последовательности этих действий шла речь», - сообщил министр.

При этом С. Лавров подчеркнул, что вопрос размещения на Востоке Украины военизированной миссии ОБСЕ даже не обсуждается. «Такой необходимости не существует, сегодня никто об этом не говорил. Ни о каких военизированных миссий ОБСЕ или какой-либо другой структуры, о чем периодически говорят в Киеве, никто даже не помышляет», - сказал он.

Вместе с тем, судя по отсутствию реакции на требование Киева вернуть под контроль Дебальцево, о таком шаге также «никто даже не помышляет».

Как «никто не помышляет» о выводе мифических «российских войск» ввиду отсутствия таковых, поскольку Минскими соглашениями четко и однозначно определено, что события на Донбассе являются внутренним конфликтом, участниками которого являются Киев, Донецк и Луганск, но никак не Москва, имеющая такой же статус гаранта из выполнения как Берлин и Париж.

24 ноября 2016 г. в интервью французскому изданию RFI это подтвердил первый заместитель руководителя миссии ОБСЕ на Украине Александр Хуг: по его словам, у миссии ОБСЕ нет доказательств присутствия российской армии на Донбассе, о чем регулярно заявляют украинским СМИ. «Наша миссия старается держаться вне политических вопросов. И сегодня мы не имеем убедительных свидетельств присутствия русских войск в Донбассе», - сказал он.

 

Как известно, по итогам проходившего 20 октября 2016 г. Берлинского саммита лидеров стран «нормандской четверки» президент России Владимир Путин согласился с предложением президента Украины Петра Порошенко о размещении полицейской миссии ОБСЕ, но только на линии разграничения, а не на украинско-российской границе, предложив проработать этот вопрос председательствующей в ОБСЕ Германии.

Однако в ответ канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что размещение вооруженной миссии ОБСЕ на Донбассе не является сейчас насущным вопросом. По ее словам, эта тема может быть рассмотрена только в контексте решения Киевом вопросов проведения выборов и закрепления «особого статуса» Донбасса, которые и должны стать краеугольным камнем будущей «дорожной карты», и только после завершения процесса политического урегулирования киевские власти получат право претендовать на установление контроля над границей.

Кроме того, для реализации этой идеи необходимо согласие ДНР и ЛНР, на что ранее неоднократно указывали в Москве, однако на сегодняшний день власти Донецка и Луганска выступают против развертывания вооруженной миссии ОБСЕ, расценивая такой возможный шаг как «иностранную интервенцию». По этой причине в самопровозглашенных республиках Донбасса проходили не только многотысячные митинги против ввода полицейской миссии, но и учения по мирному противодействию вооруженной миссии ОБСЕ.

 

Тем не менее, несмотря на все вышеупомянутые обстоятельства, глава майданной дипломатии П. Климкин на брифинге в Минске обвинил в провале переговоров Москву: по его словам, у Украины и России категорически не совпали позиции по вопросу границы из-за чего дискуссия по логике «дорожной карты» урегулирования ситуации на Донбассе была чрезвычайно короткой.

«Она, к сожалению, была достаточно короткой, поскольку российская сторона не соглашается на ключевые приоритеты. У нас остается фундаментальная разница в видении это «дорожной карты». То, чего хочет российская сторона – это, фактически, легитимизировать этот протекторат или колонию на Донбассе», - поведал министр.

«Нет согласия по всем принципиальным вопросам. И это, наверное, будет правильно. Нет согласия по вопросу контроля и эффективного мониторинга со стороны ОБСЕ неконтролируемой участка украино-российской границы. Нет согласия относительно эффективного доступа ОБСЕ ко всему Донбассу. Нет согласия относительно выведения российских войск и российских наемников, оружия... и желание это делать прямо сейчас», - подчеркнул П. Климкин.

 

Провал переговорного процесса по утверждению «дорожной карты» имплементации Минских соглашений стал вполне закономерным событием на фоне вспыхнувшего в последнее время с новой силой милитаристского психоза, обусловленного стремлением правящего режима к воспроизведению на мятежном Донбассе хорватского опыта «реинтеграции оккупированных территорий» путем военного разгрома самопровозглашенной Республики Сербская Краина в августе 1995 г.

Разгрома, в свое время вызвавшего настоящий шок у шведского политика и будущего активного сторонника Евромайдана Карла Бильдта, который, будучи тогда посредником от Евросоюза в переговорах между Хорватией и Сербской Краиной, прямо обвинил президента Хорватии Франьо Туджмана в военных преступлениях, за что был объявлен Загребом персоной нон-грата: «От министров Хорватии я слышал, что они планируют вытеснить из Сербской Краины 99 процентов сербов».

 

Так, 21 ноября 2016 г. первый заместитель председателя Верховной Рады, представитель Украины в гуманитарной рабочей подгруппе Трехсторонней контактной группы по урегулированию ситуации на Донбассе Ирина Геращенко сообщила в Facebook, что Хорватия предлагает создать двустороннюю группу по изучению и внедрению опыта «реинтеграции оккупированных территорий».

По ее словам, «хорватская сторона выступила с очень интересной инициативой - создания двусторонней группы по изучению и внедрению опыта по реинтеграции оккупированных территорий, возвращению их к мирной жизни». Такая инициатива была озвучена во время встречи народных депутатов из разных фракций с новым премьером Хорватии Андреем Пленковичем, который посетил Украину с официальным визитом.

25 ноября 2016 г. министр внутренних дел Арсен Аваков на расширенном заседания Военного совета Национальной гвардии при участии секретаря СНБО Александра Турчинова заявил, что в ближайшие два года будет проведена операция по «деоккупации» Донбасса.

«Я убежден, что в ближайшие два года мы будем проводить деоккупацию Донбасса. И важнейшую роль в ней играет Нацгвардия. Все то, что мы делаем сейчас, направлено на готовность к этому процессу. Поэтому военизированная составляющая должна быть готова как можно лучше, правоохранительная составляющая также», – сказал министр.

А перед этим, 19 ноября 2016 г., в эфире телеканала «112 Украина» советник главы МВД, депутат от «Народного фронта» Антон Геращенко заявил, что Минские соглашения не имеют никакой юридической силы, по сути - это просто «бумажки», в которых «по понятиям» расписано кто и что должен сделать.

«Это просто бумажка, она не имеет никакой юридической силы. Я бы сказал, что это понятийная договоренность, достигнутая под давлением наших западных партнеров, которые старались помочь прекратить активную фазу наступления РФ на территорию Донбасса», - сказал он.

При этом советник А. Авакова также подчеркнул, что подписи президента П. Порошенко под Минскими соглашениями нет, а потому украинский лидер не обязан отвечать за исполнение пунктов плана по урегулированию конфликта на Донбассе.

 

Эти события говорят о том, что майданный режим не отказался от плана военного разгрома республик Донбасса по «хорватскому сценарию», который был актуализирован именно сейчас, когда в связи с тектоническими геополитическими изменениями в мире, направленными на преодоление раскола между Западом и Россией, у Вашингтона и Брюсселя постепенно начала отпадать потребность в услугах майданного Киева как «форпоста западного мира в борьбе с российским агрессором».

В этих условиях киевские власти всеми силами стремятся вновь оказаться в центре внимания западной аудитории, для чего, как вариант, рассматривается возможность возобновления полномасштабных боевых действий на Восточном фронте по принципу «повезет – под руководством Полторака Дебальцевского захватим Донецк и Луганск, не повезет – сваримся в очередном котле, откуда будем кричать: рятуйте, на нас Россия напала». Короче говоря, дайте денег на борьбу с «агрессором», а то украсть уже нечего.

Тот же очевидный факт, что в результате очередного витка братоубийственной гражданской войны будут жертвы среди военных и гражданских лиц с той и другой стороны – майданной верхушкой в расчет не принимается, поскольку ей как раз нужны новые «сакральные жертвы», призванные доказать правомерность ее пребывания у руля власти в условиях бесконечной «антитеррористической операции» (АТО) против собственного народа, объявленной «защитой от агрессии России».

 

P.S., или Ракетная провокация в Крыму. 1-2 декабря 2016 г. киевские власти запланировали проведение ракетных стрельб в Крыму, которые, несмотря на протесты российской стороны, так и не были отменены.

Как сообщает 30 ноября 2016 г. «Зеркало недели» со ссылкой на источники в Минобороны Украины, в случае проведения ракетных стрельб, Россия угрожает Киеву ответным ракетным ударом.

По данным издания, об этом говорится в письме Министерства обороны России, адресованном военному атташе в составе посольства Украины в РФ: как сообщают источники, в письме, датированном 26 ноября с.г., в частности, говорится, что если Украина проведет подобные стрельбы, то российская сторона, во-первых, будет сбивать украинские ракеты, во-вторых, нанесет ответный удар по украинским пусковым установкам.

И если эта информация соответствует действительности, а не является типичной газетной «уткой», то тогда дела совсем плохи: это означает, что ради привлечения внимания к себе любимым представители майданной власти готовы спровоцировать реальный вооруженный конфликт с Россией, чтобы затем требовать помощи от Запада, выставляя себя в привычной роли «безвинной жертвы российской агрессии».

 

Политический обозреватель пресс-службы ПСПУ Виктор СИЛЕНКО


Распечатать статью



 







индекс 01001, г. Киев ул. Крещатик 42-А, офис 13, телефон/факс 483-32-57
Электронная почта: natalia-vitrenko@ukr.net. Мобильный телефон: +380676919398
Пресс-cлужба ПСПУ
Электронная почта: press@vitrenko.org, pspu-post@ukr.net телефон/факс (044) 489-58-95