"Можно я вас буду называть оберштурмбаннфюрер?". Как Навальный с ветераном войны судился. Главные цитаты

22/02/2021


В субботу, 20 февраля, Бабушкинский районный суд Москвы вынес приговор Алексею Навальному – по делу об оскорблении ветерана. Суд признал оппозиционера виновным в клевете и присудил ему штраф в 850 тысяч рублей.

 

Интересно, что этот суд проходил после того, как другая инстанция приговорила Навального к двум с половиной годам колонии – за другое преступление (детально мы о нем рассказывали в материале Навального посадили. Что теперь будет? Пять главных вопросов).

 

В деле по ветерану было заранее понятно, что новый срок оппозиционеру не грозит – максимум штраф. Поэтому – или в силу каких-то других причин – вел себя Навальный на этом суде крайне экспрессивно: перебивал судью, прокуроров, свидетелей, выкрикивал довольно обидные фразы, в общем, как говорится, "флудил". 

 

Правда, нельзя сказать, что это сыграло политику в плюс: дело касалось ветерана. И глумливая риторика Алексея тут скорее произвела эффект, обратный ожидаемому. 

 

"Страна" напоминает фабулу дела и публикует отдельные цитаты из перепалки Навального с участниками процесса. 

 

За что судили Навального на этот раз?

 

Летом 2020 года телеканал RT выпустил агитационный ролик за принятие поправок к Конституции России. В нем снялись дизайнер Артемий Лебедев, фигуристка Аделина Сотникова, актер Иван Охлобыстин, 93-летний ветеран Игнат Артеменко и другие.

 

 

Навальный сделал перепост ролика, снабдив его комментарием: "О, вот они, голубчики. Надо признать, что пока команда продажных холуев выглядит слабовато. Посмотрите на них: это позор страны. Люди без совести. Предатели".

 

Артеменко, который прошел всю войну и подростком воевал в партизанском отряде, на обвинение в предательстве оскорбился. Родственники от лица ветерана подали заявление в Следственный комитет. 

 

Суд по делу возобновился после возвращения Навального в Россию из Германии, где тот лечился после отравления неизвестным веществом. 

 

Общая линия Навального такова: конкретно ветерана он не оскорблял, потому что вообще не знал, кто это такой. Свои заявления о "предателях" он назвал оценочными суждениями, за которые нельзя привлекать к ответственности. И третий посыл оппозиционера – ветеран сам не собирался подавать жалобу, к этому его склонили родственники, а тех уговорила власть. 

 

В связи с последним тезисом и развернулся с подачи Навального словесный "цирк" в суде. Алексей многократно повторял тезис, что родственники "сделали ветерана куклой", ему "нацепили медали" и от его имени обвиняют политика. То есть Навальный представлял ветерана недееспособным. 

 

При этом бросалась в глаза примечательная деталь. Поливая своих оппонентов колкостями и остротами, Навальный ни разу не извинился перед ветераном. Хотя бы в силу того, что формально слово "предатель" относилось и к нему.

 

То есть чисто по-человечески можно было сказать воевавшему герою что-то вроде: я имел в виду не вас, а остальных участников ролика, простите, что так вышло. Однако даже такой малости от Навального не прозвучало. 

 

"Как ваш дед научился печатать?"

 

Заседаний по делу было несколько. И на всех Навальный "солировал" с резкими заявлениями. Например, называя родственников потерпевшего "проститутками", которые "сделали ветерана куклой". 

 

Обычно оппозиционер также не стеснялся в выражениях, которые цитировали СМИ. Собрали самые яркие из них.

 

В начале одного из заседаний Навальный поинтересовался у прокурора, откуда у него заявление Артеменко, который попросил рассматривать дело без него. 

 

– Вы ездили к нему домой? Откуда у вас заявление? Вы его сами написали и подписали? Вы пытаетесь мне сказать, что он набрал на компьютере страницу текста с фразами: "Полностью доверяю представление моих интересов"? Если прокуратура подделывает бумаги, хотя бы пишите так, как это писал бы простой человек.

 

Также он спросил у внука Игоря Колесникова: "Что произошло, что ваш дед за сутки научился печатать?"

 

Навальный задавал ему вопросы о том, чем тот занимается. А когда судья перебил его, уточнил: "Здесь мы обсуждаем важнейший мотив – почему этот человек начал торговать дедом".

 

Судья объявил перерыв, заявив, что Навальный демонстриративно препятствует рассмотрению дела.

 

 

После перерыва перепалка с внуком ветерана продолжилась. Судья не разрешила задавать вопросы, касающиеся семейного и материального положения свидетеля.

 

После этого слово дали еще одному свидетелю – пенсионеру Алексею Лукину. Он рассказал, что прочитал пост Навального, в котором тот назвал героев ролика, в том числе ветерана, предателями. После этого он написал заявление в Следственный комитет.

 

"Позор страны и холуи – это оскорбления. Но предатель – в отношении ветерана", – пояснил Лукин.

 

Отвечая на вопрос адвоката Навального, свидетель сказал, что подал заявление только по поводу клеветы в адрес ветерана, поскольку остальные могут сами за себя постоять.

 

Навальный хотел сам задать вопросы свидетелю, но судья его постоянно одергивала.

 

– Вы не даете сказать и слова!

 

– Замечание!

 

– В дневник мне запишите. Мне в школе столько замечаний не делали.

 

В конце концов Навальный все-таки задал вопрос Лукину:

 

– А как вы поняли, кого я назвал холуями, а кого предателями?

 

На это тот пояснил, что решил, что речь идет о всех участниках ролика, поскольку Навальный никого не разделил.

 

После этого заслушали сотрудника скорой помощи, который рассказал, как на дом к ветерану Артеменко приезжали медики, после того как ему стал плохо на фоне стресса.

 

Прокуратура зачитала показания ветерана, в которых он рассказывал, как партизанил в Беларуси.

 

Навальный усомнился, что потерпевший, который с трудом читал на предыдущем заседании, мог надиктовать столько текста.

 

– Допрос в фашистской комендатуре очень напоминает происходящее здесь. В связи с чем я прошу разрешить обращаться к вам не ваша честь, а оберштурмбаннфюрер, – обратился Навальный к судье.

 

После того как она сделала замечание, он добавил, что она хорошо бы смотрелась рядом с пулеметом.

 

После перерыва суд начал заслушивать доказательства обвинения – шесть томов.

 

В какой-то момент Навальный сделал замечание прокурору, который зачитывал материалы, перелистывая страницы.

 

– Уважаемый прокурор, вы не могли бы не облизывать пальцы. Я не могу на вас смотреть, пожалуйста.

 

Далее заслушали эксперта Следственного комитета. Навальный добивался у нее, как в его комментарии вычленили, что он оскорбил именно Артеменко:

 

– Я фамилию Артеменко упоминал? Вот утверждение, что по лицам журналистов я вижу, что они хотят выпить. Я оскорбил парня в рубашке или девушку в свитере?

 

После того как сторона обвинения закончила предоставлять доказательства, слово взяла защита.

 

Выступил профессор, который проводил лингвистическую экспертизу высказывания Навального. 

 

– Я человек ясных политических взглядов, о чем свидетельствует место, где я нахожусь, – прокомментировал оппозиционер.

 

Потом Алексей Навальный взял слово, чтобы заявить ходатайство:

 

– Я желаю заявить ходатайство! Выслушайте меня, е-мое!

 

Он потребовал провести почерковедческую экспертизу, поскольку заметил, что Артеменко расписывался по-разному в разных бумагах. Но в ходатайстве отказали.

 

Прокурор стал спрашивать у Навального, когда он посмотрел ролик и как относится к его участникам.

 

– Отвратительный, омерзительный ролик я увидел в "Твиттере"... Я обратил внимание на Лебедева, а потом увидел Охлобыстина и закрыл лицо рукой... Политически я их оцениваю как холуев. Кроме Артемия Лебедева я не знаю никого. 

 

– Понимали ли вы, что ваш комментарий будет доступен большому количеству пользователей?

 

– Я очень на это рассчитывал.

 

Также он поинтересовался у прокурора в ходе допроса:

 

– Сколько вы детей съели вчера?

 

После этого вопросы стала задавать судья. Она спросила, есть ли у кого-то из семьи Навального острые хронические заболевания.

 

– Острая нелюбовь к Бабушкинскому суду является хроническим заболеванием?

 

На последнем заседании в субботу Навальный высказался о видео с ветераном:

 

– В нем он лежал в одних трусах на покрывале. Рядом внук стоит, и в глазах его счастье. Он доволен. Думает: наконец-то я монетизировал деда. За кадром, наверное, стоит Маргарита Симоньян: "Дед лежи, не рыпайся". А он лежит в трусах на покрывале, и в глазах его непонимание.

 

 

 

Оксана Малахова, Екатерина Терехова

Источник: https://strana.ua/news/317431-navalnyj-v-sude-po-veteranu-samye-jarkie-tsitaty.html

 






 












индекс 01001, г. Киев ул. Крещатик 42-А, офис 13, телефон/факс 483-32-57
Электронная почта: natalia-vitrenko@ukr.net. Мобильный телефон: +380637463033
Пресс-cлужба ПСПУ
Электронная почта: press@vitrenko.org, pspu-post@ukr.net телефон/факс (044) 489-58-95