Эпидемия недосказанности

26/03/2020


 

 

Ну что ж, пасхальные куличи будем святить в условиях чрезвычайной ситуации и ужесточенного карантина. Не знаю, как это должно выглядеть на практике. Виртуальное богослужение? Освящение корзинок по очереди и на расстоянии? Штука в том, что власть ничего не объясняет и никак не помогает своим гражданам преодолевать трудности, которые она же создает. И лишь увеличивает количество больных за счет отдохнувших в Куршевеле депутатов. А вы как хотите, так и выживайте.

 

Пасторальная жизнь украинского села, описанная нами в предыдущей статье, резко контрастирует с проблемами крупных городов. По моим наблюдениям, на первом месте транспортный коллапс. Флешмоб "подвези медика на работу" не решает проблему, потому что, кроме медиков, есть еще и пациенты.

 

Например, моя соседка беременна. Двойней. На третьем месяце. Ей нужно сдавать анализы, проходить необходимые обследования и процедуры, но до поликлиники она добраться пешком не может. Многоплодная беременность не повод получить спецпропуск на проезд в общественном транспорте, который, впрочем, почти не ходит. То есть мелкий клерк райадминистрации имеет право на волшебный билет, а мать будущей двойни нет.

 

Вопрос к президенту, призывавшему заняться любовью на карантине: он готов оплачивать беременной женщине такси до поликлиники и других необходимых учреждений, или ее положение – это ее личное дело? Как хочет, так пусть и выкручивается?

 

Помимо вопросов медицинского характера, у моей соседки возникли и юридические проблемы. Если карантин затянется еще на несколько месяцев, она не сможет оформить документы на декрет. Ее муж, оставшись фактически без работы, не может получить документы и трудовую книжку, чтобы стать на учет в центр занятости, потому что фирма закрыта на карантин.

 

Другая не менее печальная история: женщина из соседнего дома, живет на пенсию, болеет почечной недостаточностью. Ей надо три-пять раз в неделю проходить гемодиализ в одной из столичных больниц. Волонтеры развешивали объявления на подъездах – собирали деньги на оплату такси. Что-то собрали. Но постоянно оплачивать ей проезд никто не будет. И возить чужого человека тоже. Спецтранспорт или даже право на проезд ей не дали. А гемодиализ – это вопрос ее жизни и смерти.

 

Получается, что любой кашлянувший гражданин, заподозривший у себя коронавирус, моментально получает максимум внимания (особенно, если это депутат), а люди с тяжелыми заболеваниями, беременные, онкобольные, диабетчики вычеркиваются из разряда тех, кому положена помощь.

 

В поликлиниках развешаны объявления, что отменяется диспансеризация, профосмотры, плановая вакцинация детей и взрослых и вообще все, не связанное с эпидемией. Вы это серьезно?! Кроме COVID-19 никаких угроз нет?

 

Старикам советуют сидеть дома и не подвергать себя опасности. Но их дети лишены возможности регулярно проведывать родителей, если у них нет собственного транспорта. Добраться из одного конца города в другой трудно и накладно. Совсем тяжело, если кто-то из членов семьи живет в пригороде. Электрички-то отменили.

 

При этом бесплатная доставка продуктов из торговых сетей для пенсионеров не предусмотрена. А лишние 70-90 грн. за доставку при нищенских пенсиях и высоких расходах городские пенсионеры платить не в состоянии. Но сейчас их беспокоит другая продуктовая проблема: старики рвутся на дачи, готовиться к сезону. Потому что дача – это своя картошка и всякая другая снедь.

 

Раньше они ездили пригородным автобусом или электричкой. Теперь, понятно, ничего не ходит. Никаких специальных маршрутов для пенсионеров не предусмотрено. Не у всех есть родственники с машиной, которые могут подбросить к дачному домику.

 

На подоконнике зеленеет рассада. В кладовке на балконе припасена краска для деревьев. А доехать до дачи нет возможности. Старики нервничают. У них повышается давление и обостряются хронические болячки. Потом если с ними что-то случится, спишем на коронавирус?

 

Одной знакомой надо брать справку на бесплатный инсулин. И снова проблема. Семейному врачу не до того. Он не может добраться до пациента, пациент до него. А если вовремя не запастись инсулином, это смерть. Не от коронавируса, а от диабетической комы.

 

Потихоньку рушится коммунальная инфраструктура. Все сидят дома, "навалились" на интернет и электросети – те начинают не выдерживать перегрузок. Пропал интернет – это печально. Вырубило свет – совсем плохо. Особенно, когда в лифте застрял мальчик с собакой. Собака визжит, ребенок в испуге орет, городская диспетчерская служба предлагает прослушать полезную информацию в режиме автоответчика.

 

Спасибо, что вывозят мусор. Но количество машин стало заметно меньше. Двор потихоньку забивается всякой дрянью. К тому же скучающие домоседы от нечего делать принимаются перебирать залежи своего хлама и обнаруживают много лишних вещей, которым место на помойке. Другого времени для расчистки своих авгиевых конюшен они не нашли. Карантин – самое то.

 

От бизнеса идут тревожные сигналы, что начинает формироваться цепочка неплатежей. Поставщики не получают вовремя оплату, потому что в условиях карантина нет сбыта. Соответственно у них возникает проблема, как оплатить сырье и складские помещения. Дальнейшие поставки под угрозой. Пока полки не пустые, но уже скоро мы увидим локальный дефицит отдельных товаров.

 

Эксперты говорят, что цепочки неплатежей могут привести к печальным последствиям – от банкротств до убийств. Расследовать преступления будет некому, потому что полиция и правоохранители вроде бы работают, но они и в обычных условиях звезд с неба не хватали, а в карантин, после часа стояния на остановке с пропуском в ожидании посадки в общественный транспорт с такими же "избранными" у рядового малооплачиваемого следователя вовсе нет настроения совершать трудовые подвиги.

 

Разрешить возникшие в условиях карантина конфликты в суде будет не менее сложно. Знакомые адвокаты говорят, что потенциально количество судебных споров и жалоб вырастет. Особенно четко это проявится через несколько месяцев, когда выйдут сроки ожидания и внесудебных договоренностей. Но как будут при этом работать суды, никто предположить не может.

 

Совет судей предлагает либо проводить заседания без участия сторон, либо осуществлять правосудие в письменном, так сказать, режиме. Лучшее подспорье для договорняков и коррупции трудно себе представить. А виртуальные судебные процессы у нас почему-то не предусмотрены.

 

Поэтому большинство судебных заседаний сейчас откладывается. Рассмотрения дел, особенно хозяйственных переносится, но как будет с пропущенными сроками – пока непонятно. Депутаты, занятые тестированием себя и своих близких на коронавирус, никаких решений по этому поводу не приняли.

 

С арестованными вообще жесть. Новых сажают, а тех, кто сидит, не выпускают. То адвокатов нет, то суд на карантине. Правозащитники рассказывают, что суды уже начали пропускать сроки рассмотрений, и с продлением карантина эта тема серьезно обострится.

 

Но самая острая и нерешаемая на сегодня проблема – насколько людям хватит денег. Недавний опрос исследовательской компании "Градус" показал, что в условиях жесткого карантина у 57% украинцев закончатся деньги на жизнь через четыре недели или меньше, 6,9% имеют сбережения на несколько дней, 6,3% – на полгода или больше.

 

Респондентам задавали вопрос: на сколько времени у вас хватит денежных ресурсов, учитывая возможность введения жесткого карантина? Киев и западный регион имеют наибольшую долю людей, которые выдержат больше месяца.

 

При этом не забываем, что многие люди набрали потребительских кредитов. Часть не имеют собственного жилья и платят аренду. Предприниматели оплачивают также аренду торговых павильонов или рабочих мест. Ответа на вопрос, как нам жить и что делать, они не получают.

 

Ситуация на рынке труда сейчас вошла в ступор. Все замерло, и никто не понимает, что будет завтра. Пока есть спрос только на курьеров со своими автомобилями (набирает "Нова пошта" и "Розетка") и продавцов, которые живут рядом с супермаркетами и могут ходить на работу пешком.

 

Но, как правило, это работа временная. До тех пор, пока не закончится карантин. Или (что скорее) у народа закончатся деньги на покупки. Власть же молчит и на вопросы бизнеса о том, как жить дальше, не отвечает в надежде, что война с эпидемией спишет все недосказанности. А вот и нет!

 

Галина Акимова

 

Источник: http://versii.com/news/407871/






 












индекс 01001, г. Киев ул. Крещатик 42-А, офис 13, телефон/факс 483-32-57
Электронная почта: natalia-vitrenko@ukr.net. Мобильный телефон: +380676919398
Пресс-cлужба ПСПУ
Электронная почта: press@vitrenko.org, pspu-post@ukr.net телефон/факс (044) 489-58-95