Наступление в Идлибе: сирийские войска освободили город Серакиб

10/02/2020


8 февраля 2020 г. правительственная армия восстановила контроль над городом Серакиб в провинции Идлиб на севере Сирии, который находится на пересечении двух стратегически важных автомагистралей: трассы М5, связывающей столицу страны город Дамаск с «экономической столицей» городом Алеппо, и трассы М4, связывающей второй по величине город Алеппо с прибрежным городом Латакия.

Наступательная операция армейцев в последнем бастионе радикальных исламистов и непримиримой оппозиции проходит на фоне обвинений президента Турции в адрес России в невыполнении договоренностей по Сирии, а также ультимативных требований к руководству Сирии отвести войска за наблюдательные пункты ВС Турции в Идлибской зоне деэскалации под угрозой применения силы, тогда как именно Анкара своей бездеятельностью подтолкнула сирийскую армию к зачистке печально известного «Идлибского гадюшника».

 

Армия Сирии восстановила контроль над стратегически важным городом Серакиб в провинции Идлиб в северной части страны - последнем бастионе джихадистов и повстанцев в Сирии, сообщает Русская служба DW.

По данным издания, сирийская армия заняла и весь участок трассы М5 в Идлибе, связывающей столицу страны Дамаск со вторым по величине городом Сирии Алеппо. Теперь для восстановления контроля над всей автомагистралью бойцам президента Башара Асада осталось взять под контроль лишь 30-километровый участок М5 в соседней провинции Алеппо.

Как сообщалось, ранее, 29 января 2020 г., президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обвинил Россию в игнорировании действующих договоренностей по Сирии и заявил, что Анкара будет действовать самостоятельно, если Москва не пересмотрит свое сотрудничество с Дамаском.

Соответствующее заявление было озвучено после того, как 28 января 2020 г. сирийские войска вернули контроль над городом Мааррат-эн-Нууман в провинции Идлиб, который расположен на трассе М5, связывающей Дамаск с Алеппо.

«Астанинского процесса больше нет. Турция, Россия и Иран могут продумать шаги по возрождению этого процесса», – цитирует его «Корреспондент». Он отметил, что если Россия считает Турцию стороной договоренностей по сирийской провинции Идлиб, то должна выразить четкую позицию относительно зоны деэскалации.

«Россия должна пересмотреть сотрудничество или с Дамаском, или с Анкарой», – сказал турецкий президент. По его словам, если Россия продолжит выполнять обязательства в рамках сочинских договоренностей и астанинского процесса, то и Турция будет четко следовать пунктам соглашений. На сегодня Москва не выполняет свои обязательства, подчеркнул Р. Эрдоган.

2 февраля 2020 г. турецкая военная колонна пересекла границу с Сирией: как сообщает телеканал Al Arabiya, всего границу через контрольно-пропускной пункт Кафр-Лусейн, расположенный на севере сирийской провинции Идлиб, пересекли не менее 40 бронемашин и танков турецкой армии.

3 февраля 2020 г. турецкое агентство «Анадолу» сообщило со ссылкой на данные Минобороны Турции, что турецкие военнослужащие понесли потери в Сирии. В результате артиллерийского обстрела со стороны сирийских правительственных сил в Идлибской зоне деэскалации погибло четверо военнослужащих, еще девять получили ранения. Турецкая армия незамедлительно нанесла ответный удар по предполагаемому району размещения артиллерийских частей сирийских войск. Все цели противника разрушены, сообщили в Минобороны Турции.

4 февраля 2020 г. президент Турции Р. Эрдоган заявил, что нет смысла конфликтовать с Россией из-за ситуации в сирийском Идлибе, сообщает турецкое издание Sabah. «Нет нужды втягиваться в конфликт или в серьезный спор с Россией в данный момент, мы будем обсуждать все, но без злости, принимая во внимание, что у нас есть совместные, имеющие особый стратегический характер инициативы», - сказал он. При этом он назвал обстрел турецких военных в Идлибе «открытым нарушением соглашений по Сирии» и пообещал, что сторонники сирийских властей «поплатятся за свои действия».

В свою очередь, комментируя заявления президента Турции, глава МИД России Сергей Лавров в интервью «Российской газете» обвинил Анкару в нарушении договоренностей в Сирии. Министр напомнил, что в 2017 г. в рамках астанинского процесса Россия, Турция и Иран как страны-гаранты мирного урегулирования в Сирии согласовали создание четырех зон безопасности. Речь идет о зонах деэскалации к северу от города Хомс, в районе Восточной Гуты, на границе Сирии с Иорданией и в провинции Идлиб.

«В трех бывших зонах (они уже не зоны деэскалации) восстановлена власть законного правительства. И вооруженная оппозиция присоединилась к политическому процессу», - отметил С. Лавров. «Те же, кто представляет террористические структуры, квалифицированные в качестве таковых Советом Безопасности ООН, сгрудились в последней зоне деэскалации Идлиб, а также вокруг Алеппо, Хамы и близлежащих районов. По этой зоне есть отдельные договоренности, достигнутые между президентами России и Турции», - добавил министр.

По его словам, «была достигнута договоренность, что внутри этой зоны деэскалации создается 10-20-километровая демилитаризованная полоса. Это было сделано для того, чтобы сократить риски атак изнутри идлибской зоны со стороны радикальных элементов по сирийским объектам - и военным, и гражданским, и по российской военно-воздушной базе Хмеймим, которая десятки раз становилась объектом нападений с использованием ударных беспилотников».

«К сожалению, на данном этапе турецкая сторона не смогла выполнить пару ключевых обязательств, которые призваны были разрешить проблему Идлиба в корне», - сказал С. Лавров. «Первое обязательство - отмежевать ту вооруженную оппозицию, которая сотрудничает с турками и готова к диалогу с правительством в рамках политического процесса, от террористов «Джебхат ан-Нусры», которая мимикрировала в «Хейят Тахрир аш-Шам». Обе эти организации включены в террористические списки Совета Безопасности ООН, поэтому ни «нусровцам», ни их новой инкарнации в Идлибе делать нечего», - подчеркнул он.

«Еще одна причина такого положения заключается в том, что эта демилитаризованная 10-20-километровая полоса внутри идлибской зоны не была создана, и об этом тоже мы напомнили нашим турецким партнерам. Будем продолжать добиваться выполнения всех пунктов решений, которые принимали президенты. При этом поступает информация о развертывании турецких войск у идлибской зоны, о том, что начинаются боестолкновения между ними и подразделениями сирийской армии. Наши военные отслеживают эту ситуацию. По нашим данным, о которых Генеральный штаб уже сообщал, турецкие военные выдвигались на определенные объекты внутри идлибской зоны деэскалации, не предупредив об этих передвижениях. Поэтому мы не смогли предупредить сирийскую армию. Удары были нанесены, турецкая сторона грозится предпринять ответные действия. Это все, конечно, весьма и весьма печально», - отметил С. Лавров.

Тем не менее, уже 5 февраля 2020 г. президент Турции ультимативно потребовал от Дамаска до конца февраля отвести войска в провинции Идлиб от турецких наблюдательных постов, при этом обещав, что если сирийские солдаты не сделают этого, то турецкая армия сама изгонит их.

Он сообщил, провел накануне телефонный разговор с президентом России Владимиром Путиным и подчеркнул, что силы Б. Асада должны в первую очередь отступить за границы, очерченные Сочинскими договоренностями, то есть за наблюдательные пункты ВС Турции. «В настоящий момент силы два из 12 наблюдательных пунктов Турции расположены уже в тылу сил Асада. Надеемся, что до конца февраля силы режима Асада отступят за наблюдательные пункты ВС Турции в Идлибской зоне деэскалации. В противном случае Турция будет вынуждена добиться этого собственными силами», – сказал Р. Эрдоган.

Правда, несмотря на громкие апелляции президента Турции к ранее достигнутым договоренностям на переговорах в Астане (4 мая 2017 г.) и Сочи (17 сентября 2018 г.), совершенно очевидно, что именно Анкара не выполняет принятые на себя международные обязательства, поскольку ключевой целью создания всех четырех зон безопасности было прекращение кровопролития в охваченной гражданской войной ближневосточной стране и последующий запуск политического диалога между властью и оппозицией для мирного урегулирования ситуации в Сирии.

Вместе с тем, разместив своих военных на 12 наблюдательных постах в Идлибской зоне деэскалации, турецкая сторона так и не смогла разоружить террористов из «Джебхат ан-Нусры» (сирийского филиала «Аль-Каиды») и боевиков из подконтрольных группировок, которые начали обстреливать из зоны безопасности позиции правительственной армии, подконтрольные Дамаску населенные пункты и российскую авиабазу «Хмеймим» в провинции Латакия. В этих условиях сирийская армия была вынуждена перейти в наступление при поддержке российской авиации в провинции Идлиб для защиты гражданских и военных объектов от постоянных обстрелов со стороны радикальных исламистов и непримиримой оппозиции, в результате чего ряд турецких наблюдательных постов попали в «котел» правительственных сил.

6 мая 2019 г. вооруженные силы Сирийской Арабской Республики при активной поддержке Воздушно-космических сил России начала военную операцию «Рассвет Идлиба». Местом проведения операции стал регион под названием Большой Идлиб, включающий в себя провинцию Идлиб с примыкающими к ней районами провинций Латакия, Хама и Алеппо. В результате первого этапа наступления от боевиков были освобождены города Кафр-Набудех, Калаат аль-Мадик, Хан-Шейхун, Аль-Латамина и Кафр-Зита.

Примечательно, что 30 июня 2019 г. американская авиация нанесла мощный удар в провинции Идлиб по позициям террористов: по данным США, американские военные ударили по скоплению террористов в ходе встречи полевых командиров. В ходе спецоперации были ликвидированы 11 членов группировки «Хуррас Ад-Дин», которую связывают с «Аль-Каидой».

После этого 31 августа 2019 г. США нанесли авиационный удар в провинции Идлиб между населенными пунктами Маарет-Мисрин и Кафер-Хая: как заявила американская сторона, при ударе был уничтожен «пункт управления группировки «Аль-Каида» в Сирии, угрожавший безопасности граждан США».

В ответ в российском центре по примирению враждующих сторон в Сирии обвинили американцев в нарушении всех ранее достигнутых договоренностей, поскольку США не уведомили перед этим Россию и Турцию. Как заявили российские военные, своими действиями США поставили под угрозу дальнейшее сохранение режима прекращения огня в зоне деэскалации Идлиб, а на ряде направлений сорвали его.

«Подобные действия американской стороны вызывают недоумение, учитывая, что Вашингтон обвиняет Москву и Дамаск в «неизбирательном применении авиации» в Идлибе», - отметили в российском центре. Однако это никак не мешает американскому военно-политическому руководству и далее неизменно обвинять сирийских и российских военных в «неизбирательном применении авиации» в «последнем оплоте оппозиции» в Идлибе, тогда как на самом деле Идлиб в первую очередь превратился в последний оплот джихадистов.

Крупным успехом правительственных сил стало возвращение 19 августа 2019 г. контроля над стратегически важным городом Хан-Шейхун, который удерживался террористической группировкой «Хайят Тахрир Аш-Шам», сформированной на базе «Джебхат Ан-Нусры» (сирийского филиала «Аль-Каиды»).

Стратегическое значение города обусловлено тем, что он расположен на автомагистрали М-5 (Дамаск – Алеппо), на стыке уже практически полностью освобожденной сирийской армией провинции Хама и все еще подконтрольной террористам «Джебхат Ан-Нусры» провинции Идлиб. Установление контроля над городом позволило армейцам перерезать главный путь снабжения всей группировки джихадистов в Эль-Латаминском выступе и взять в оперативное окружение несколько тысяч террористов с техникой и боеприпасами.

При этом сирийская авиация атаковала идущий в Хан-Шейхун турецкий конвой, обвинив Анкару в планах оказать военную помощь подконтрольным боевикам в зоне деэскалации в Идлибе. После упреждающего удара ВВС Сирии по армии Турции, жертвами которого стали боевики подконтрольных Анкаре вооруженных группировок, турецкая военная колонна остановилась на пути следования в осажденный город, что позволило сирийской армии в ходе сухопутной

Вторая фаза наступления в Идлибе началась 19 декабря 2019 г., в результате чего сирийская армия освободила более 45 населенных пунктов и вернула под контроль Дамаска территорию в 320 квадратных километров. Целью этого этапа наступления является установление контроля над стратегическим шоссе М5 Дамаск - Алеппо, что необходимо для оживления хозяйственной деятельности Сирийской Арабской Республики. В рамках реализации этой цели 28 января 2020 г. правительственные войска освободили город Мааррат-эн-Нууман, расположенный на трассе М5 Дамаск – Алеппо, после чего 8 февраля 2020 г. восстановили контроль над городом Серакиб, находящийся на пересечении автомагистралей М5 Дамаск – Алеппо и М4 Алеппо - Латакия.

В этих условиях Турции следует не предъявлять ультимативные требования правительству Сирии, чьи активные действия в провинции обусловлены полным бездействием турецких властей в собственной зоне ответственности, а вернуться к выполнению принятых на себя обязательств по созданию в Идлибе полноценной демилитаризованной зоны. С этой целью турецкие военные должны обеспечить разоружение незаконных вооруженных формирований, вывод боевиков и установление режима прекращения огня для дальнейшего политического урегулирования, при этом исходя из текущей оперативно-тактической обстановки в «Идлибском гадюшнике», обусловленной успешным наступлением правительственных сил на позиции радикальных исламистов и непримиримой оппозиции.

 

P.S. 10 февраля 2020 г. в Минобороны Турции сообщили о гибели шести и ранении пяти турецких военных в ходе артобстрела со стороны сирийской армии: по данным источников, речь идет об обстреле турецкого наблюдательного поста в н. п. Тафтаназ.

При этом сирийские каналы сообщают о том, что турецкие военные первыми применили РСЗО Т-122 «Сакарья» по контролируемым Армией САР территориям между Саракибом и Тель Эйс, и именно этот факт стал причиной ответного огня по позициям турецких войск. Для эвакуации погибших и раненых турецкое командование отправило в Тафтаназ военные вертолеты.

В этой связи остается надеяться на то, что спорадические столкновения турецких и сирийских военных не перерастут в полномасштабную войну между двумя сопредельными государствами из-за событий в Идлибе и взрывоопасная ситуация в этой провинции будет урегулирована сугубо политико-дипломатическими методами в рамках реализации достигнутых в Астане и Сочи договоренностей.

 

Политический обозреватель пресс-службы ПСПУ Виктор СИЛЕНКО






 







индекс 01001, г. Киев ул. Крещатик 42-А, офис 13, телефон/факс 483-32-57
Электронная почта: natalia-vitrenko@ukr.net. Мобильный телефон: +380676919398
Пресс-cлужба ПСПУ
Электронная почта: press@vitrenko.org, pspu-post@ukr.net телефон/факс (044) 489-58-95