«Терминатор 2»: замсекретаря СНБО вспомнил о «хорватском сценарии»

21/01/2020


19 января 2020 г. в интервью «Радио Свобода» замсекретаря СНБО Сергей Кривонос выступил за силовой способ разрешения конфликта на мятежном Донбассе по «хорватскому сценарию», тем самым возродив милитаристские планы Петра Порошенко, впервые озвученные его ближайшим соратником, «политическим Терминатором» Юрием Луценко.

Поскольку же в ходе предвыборной гонки Владимир Зеленский выступал за политико-дипломатический способ урегулирования конфликта на Востоке Украины, что и позволило ему заручиться поддержкой абсолютного большинства избирателей, то ему следовало бы не только публично осудить, но и демонстративно отправить в отставку своего подчиненного за дискредитацию главы государства, позиционирующего себя как «президента мира».

 

Как заявил заместитель секретаря Совета национальной безопасности и обороны С. Кривонос, ВСУ должны быть готовы к силовому освобождению Донбасса.

«Мое мнение: Вооруженные силы Украины должны быть готовы к силовому освобождению территорий Донбасса, если будет принято такое политическое решение... Насколько это будет возможно, зависит уже от работы политиков на уровне поддержки других государств. Потому что, если бы не было поддержки Хорватии со стороны стран НАТО, то не было бы и хорватского сценария», - сказал он.

С. Кривонос подчеркнул, что все зависит от того, насколько будут подготовлены ВСУ. «Вариант не исключается, если будет принято политическое решение. Все зависит от того, насколько мы подготовим свои Вооруженные силы. А мы должны быть готовы к этому и занимаемся отработкой по освобождению нашей, подчеркиваю, нашей земли. Мы не захватываем чужие земли, мы освобождаем свои земли», - добавил замсекретаря.

По его словам, существует комплекс мероприятий, которые необходимо провести, прежде чем принять такое решение.

«Первое - это продолжение политического движения на продолжение и усиление санкций в отношении Российской Федерации. Второе - создание надежной системы территориальной обороны. Третье - усиление нашей армии и способности ее вести активные наступательные действия», - сообщил он.

«И в том случае, когда этот комплекс мер будет выполнен и когда есть политические решения по России (пока Россия категорически не хочет их выполнять), тогда за счет усиления санкций и ослабления России, мы должны понимать, у нас есть возможность освободить свои территории силовым путем. В случае если Россия ничего не будет делать, чтобы поддержать подразделения сепаратистов... В том числе международная поддержка должна к этому идти... И к этому надо готовиться самим. Это не за месяц-два проводится, но это возможно», - заключил замсекретаря.

Как известно, первым за реализацию «хорватского сценария» в донбасской степи выступил Ю. Луценко: 7 сентября 2014 г. тогдашний советник президента П. Порошенко заявил, что для победы над ополченцами киевским властям нужно использовать опыт Хорватии, которая в 1995 г. уничтожила непризнанную Республику Сербская Краина.

«Взять Донецк и Луганск ура-патриотическим штурмом наверняка можно. Но уличные бои заберут десятки тысяч жизней лучших из нас. А еще это приведет к полному коллапсу и так едва живой экономики», - написал он в Facebook.

«Разумнее сделать это другим способом и тогда, когда мы будем иметь сильную армию и экономику. Примером может служить Хорватия. После взятия Югославской Армией Вуковара, где героически погибли тысячи защитников независимости, хорваты вынуждены были согласиться на существование Сербской Краины. Три года они не просто терпели, а развивали экономику и армию. А затем за часы танковой атакой смели сепаратистов с земли», - подчеркнул Ю. Луценко.

 

Справка. В ходе операции «Молния» (1 - 3 мая 1995 г.) хорватской армией был взят под контроль сербский анклав Западная Славония, после чего во время операции «Буря» (4 - 9 августа 1995 г.) хорватскими армией была захвачена основная часть Сербской Краины.

При этом 15-тысячная армия Республики Сербская Краина с устаревшим оружием была уничтожена отнюдь не единственной «танковой атакой», как утверждает Ю. Луценко, а крупнейшей в Европе после окончания Второй мировой войны 200-тысячной армией Хорватии при поддержке авиации НАТО: два натовских самолета атаковали сербские ракетные позиции под Книном с американского авианосца «Теодор Рузвельт» и еще два - бомбили сербскую авиабазу Удбина с итальянской авиабазы.

Разгром обученной натовскими военными специалистами правительственной армией непризнанной республики сопровождался массовой этнической чисткой сербского населения: в результате вооруженной агрессии, в республике из 500 тыс. населения осталось не более 5 тыс. человек.

Причем в расправах над сербскими беженцами принимали участие члены европейских неонацистских группировок, которые становились членами хорватской Интербригады: наемникам выдавалось оружие, им беспрепятственно разрешалось фотографироваться над трупами сербов, убивать, насиловать.

Это стало возможным из-за невмешательства в конфликт миротворцев ООН, которые попросту пропустили хорватских военных через свои позиции, при этом французские миротворцы сначала обеспечили коридор для хорватов, а затем оказали вооруженное сопротивление контратакующим сербам, что привело к жертвам среди военнослужащих Сербской Краины.

Как утверждает краинский генерал Милисав Секулич, 3 августа 1995 г. посол США Питер Гелбрейт встретился с президентом Сербии Слободаном Милошевичем, от которого получил гарантии невмешательства Белграда в конфликт и заверения, что краинские сербы в случае хорватской атаки не станут обстреливать хорватские населенные пункты. Принято считать, что С. Милошевич был вынужден отказаться от военной помощи самопровозглашенной республике в надежде на послабление или снятие западных санкций, больно ударивших по экономике Союзной Республики Югославия (СРЮ) в составе Сербии и Черногории, но эти надежды оказались тщетными.

При этом в апреле 2011 г. приговором Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ) хорватские генералы Анте Готовина и Младен Маркач были осуждены к 24 и 18 годам лишения свободы соответственно за многочисленные преступления в ходе разгрома непризнанной республики.

Как заявил прокурор Алан Тигер, в результате операции Краина стала «пустыней из уничтоженных зданий и деревень» - хорватские солдаты разрушали дома сербов, чтобы не допустить их возвращения. «Для оставшихся, в основном стариков и детей, жизнь превратилась в кошмар, - заявил прокурор. - Дома и деревни подвергались разграблению и массово уничтожались, многие люди были убиты».

Однако в ноябре 2012 г. Апелляционная палата Гаагского трибунала оправдала двух хорватских генералов, отпустив их на свободу из зала суда, тем самым приняв чисто политическое решение, вызвавшее удивление даже у бывшего главного обвинителя МТБЮ Карлы дель Понте, которая традиционно занимала антисербскую позицию. «Я получила информацию о приговоре, и я была очень удивлена, потому что Готовина и Маркач были осуждены судом первой инстанции. Это был большой, большой сюрприз», - сказала она 19 ноября 2012 г. в интервью хорватскому телеканалу HTV.

 

Тогдашний советник президента Ю. Луценко выступил за реализацию «хорватского сценария» уже через два дня после состоявшегося 5 сентября 2014 г. подписания первого Минского соглашения о сугубо политическом урегулировании конфликта на мятежном Донбассе, засвидетельствовавших невозможность его разрешения военным способом: Минск-1 был заключен после разгрома ВСУ в «Изваринском котле» (1 июля - 8 августа 2014 г.), Луганском аэропорту (8 апреля - 1 сентября 2014 г.) и «Иловайском котле» (7 августа - 3 сентября 2014 г.).

Озвученный устами Ю. Луценко «хитрый план» президентской канцелярии заключался в том, чтобы использовать Минск-1 для восстановления боеспособности ВСУ после серии крупнейших поражений на Восточном фронте с целью «окончательного решения донбасского вопроса», однако этот план оказался полностью провальным: впоследствии ВСУ потерпели поражение в Донецком аэропорту (26 мая 2014 г. - 21 января 2015 г.) и «Дебальцевском котле» (28 июля 2014 г. - 18 февраля 2015 г.).

На фоне очередной серии поражений ВСУ президент П. Порошенко согласился на подписание 12 февраля 2015 г. второго Минского соглашения, тем самым подтвердив свои обязательства по исключительно мирному урегулированию конфликта на Донбассе.

И хотя на закате своего президентства П. Порошенко ничего не сделал для имплементации политической части Минских соглашений, направленных на реинтеграцию мятежного региона в состав украинского государства в «особом статусе», однако он больше не пытался стереть с лица земли самопровозглашенные республики Донбасса «танковой атакой», окончательно отказавшись от реализации бесперспективного «хорватского сценария».  

При позднем П. Порошенко боевые действия на линии соприкосновения обрели форму «позиционной» или «окопной войны», сопряженной с применением тактики «жабьих прыжков» с целью захвата ВСУ новых позиций в нейтральной полосе, хотя такие действия носили преимущественно пропагандистский характер, поскольку в военном плане они фактически не изменили общую расстановку сил в зоне боестолкновений.

Тем не менее, в ходе предвыборной кампании П. Порошенко позиционировал себя в качестве «президента войны» в надежде заручиться поддержкой националистического электората, выступающего за продолжение войны «до последнего украинца», хотя было совершенно очевидно, что свою войну против мятежного Донбасса он проиграл.

Сейчас же милитаристскую риторику проигравшего кандидата «По» приняла на вооружение команда победившего кандидата «Зе», провозгласившая устами замсекретаря СНБО С. Кривоноса курс на реализацию «хорватского сценария», который также предусматривает организацию кампании массового террора против местного «политически неблагонадежного» населения.

При этом новоявленный «ястреб войны» полагает, что Россия, подобно Югославии, под тяжестью экономических санкций со стороны Запада отдаст на растерзание ДНР и ЛНР, тогда как такие чаяния являются тщетными. Россия не допустит военного разгрома «республиканцев» как страна-гарант выполнения Минских соглашений сторонами внутриукраинского конфликта, подтверждением чему служит активная паспортизация населения самопровозглашенных республик, по сути направленная на создание нормативно-правовой базы для реализации «югоосетинского сценария» в случае начала вооруженной агрессии со стороны ВСУ.

Как раз об этих обстоятельствах следовало бы помнить очередным горе-полководцам в высоких кабинетах власти, учитывая печальный опыт своих предшественников, которые в своем маниакальном стремлении к уничтожению мятежного региона загнали в пять крупных «котлов» собственных военных, обрекая их на верную гибель. Поэтому В. Зеленский, получивший мандат народного доверия как «президент мира», должен не только осудить, но и отравить в отставку с поста замсекретаря СНБО С. Кривоноса за публичные призывы к военному разгрому самопровозглашенных республик Донбасса в нарушение Минских соглашений, которым обязался следовать глава государства на исполнение итогового коммюнике Нормандского саммита в Париже от 9 декабря 2019 г.

 

Политический обозреватель пресс-службы ПСПУ Виктор СИЛЕНКО






 







индекс 01001, г. Киев ул. Крещатик 42-А, офис 13, телефон/факс 483-32-57
Электронная почта: natalia-vitrenko@ukr.net. Мобильный телефон: +380676919398
Пресс-cлужба ПСПУ
Электронная почта: press@vitrenko.org, pspu-post@ukr.net телефон/факс (044) 489-58-95