«Формула Штайнмайера» по-украински как инструмент торпедирования Минских соглашений

23/09/2019


«Формула Штайнмайера» по политическому урегулированию конфликта на Донбассе будет положена в основу нового законопроекта, который планируется вынести на публичное обсуждение перед голосованием в Верховной Раде, сообщил 20 сентября 2019 г. на встрече с активистами в Офисе президента Владимира Зеленского помощник главы государства Андрей Ермак.

Такая инициатива была озвучена после состоявшихся 18 сентября 2019 г. переговоров в Минске, в ходе которых украинская делегация отказалась письменно зафиксировать формулу о модальности проведения выборов в мятежном регионе, выдвинув в качестве предварительных условий разоружение ополченцев ЛДНР и передачу контроля над границей с Россией по лекалам знатного ревизиониста Минских соглашений Петра Порошено, что наверняка будет отражено в очередном законе, делая его мертворожденным.

 

Как сообщил А. Ермак на своей странице в Facebook, он провел встречу с активистами в Офисе президента, где обсудил «формулу Штайнмайера» и ее роль в урегулировании ситуации на Донбассе.

«Хочу повторить то, что сказал на встрече: ничего не будет решаться без ведома общества. Процесс имплементации формулы имеет несколько этапов, это не разовое решение. Формула - это не закон, это база, которая ляжет в основу законопроекта, за который будут голосовать и который будет вынесен на публичное обсуждение», - написал помощник президента.

Как известно, «формула Штайнмайера» определяет механизм введения в действие Закона Украины «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» на временной основе в день выборов и на постоянной основе - после опубликования отчета ОБСЕ об итогах выборов.

Данная законодательная инициатива была озвучена после отказа украинской делегации от письменного обязательства по имплементации «формулы Штайнмайера» в рамках Трехсторонней контактной группы (ТКГ) в Минске: соответствующее требование озвучил 13 сентября 2019 г. помощник российского президента Юрий Ушаков в качестве условия для проведения саммита «Нормандской четверки» (Украины, России, Германии и Франции).

По его словам, новый «Нормандский саммит» должен завершиться «железными договоренностями». «В частности, нужно окончательно отрегулировать вопрос с разведением сил и средств в трех так называемых пилотных районах - Станица Луганская, Золотое и Петровское на линии соприкосновения», - сказал он.

«Мы также считаем важным в преддверии саммита зафиксировать письменно в рамках Контактной группы так называемую формулу Штайнмайера, которая предусматривает, что закон об особом статусе Донбасса начинает действовать на временной основе в день выборов и на постоянной основе - после выборов и итогового доклада БДИПЧ ОБСЕ», - продолжил чиновник.

Ю. Ушаков также заявил, что достигнутые на прошлых саммитах договоренности «не всегда соблюдались» украинской стороной. «Мы хотим, чтобы уже была железная договоренность, которая способствовала тому, что потом будут реальные шаги по урегулированию кризиса предприняты», - добавил он.

По его словам, подготовка к саммиту идет в закрытом режиме. Кремль поддерживает предложение провести встречу в Париже. Это может произойти в октябре, предположил помощник президента России, тогда как накануне, 12 сентября 2019 г. президент Украины В. Зеленский выразил надежду на то, что встреча состоится в сентябре.

Как сообщил агентству «Интерфакс» информированный источник, представители украинской делегации отказались от закрепления на бумаге «формулы Штайнмайера» мотивировав свою позицию тем, что она не предусмотрена Комплексом мер по выполнению Минских соглашений.

«Украинская делегация в ходе встречи контактной группы в Минске отказалась закреплять на бумаге и подписывать «формулу Штайнмайера», мотивируя это тем, что этот документ не предусмотрен минским комплексом мер», - сказал источник.

По его словам, Киев настаивает на первостепенной передаче ему под контроль участка границы с Россией на Донбассе, а также разоружении формирований ДНР/ЛНР. «Лишь после этого Киев предлагает провести выборы», - заявил источник.

Сведения агентства «Интерфакс» подтвердила в своем Facebook пресс-секретарь представителя Украины в Трехсторонней контактной группы (ТКГ) в Минске Леонида Кучмы Дарка Олифер: по ее словам, украинская сторона не имеет принципиальных возражений по существу «формулы Штайнмайера», однако ее реализация возможна только при условии выполнения некоторых пунктов.

Среди них: полное прекращение огня; обеспечение эффективного мониторинга СММ ОБСЕ на всей территории Украины; вывод с территории Украины вооруженных формирований иностранных войск и военной техники; разведение сил и средств вдоль всей линии соприкосновения; обеспечение работы Центральной избирательной комиссии Украины, украинских политических партий, СМИ и иностранных наблюдателей; установление контроля над неподконтрольным Украине участком российско-украинской границы.

При этом накануне, 13 сентября 2019 г., в интервью журналистам в кулуарах 16-й Ежегодной встречи Ялтинской Европейской Стратегии (YES) в Киеве представитель Украины в ТКГ Л. Кучма выразил уверенность, что президент В. Зеленский откажется утвердить «формулу Штайнмайера» на анонсированном саммите «Нормандской четверки» в Париже, сообщает «Интерфакс-Украина».

«Она («формула Штайнмайера» - Прим.) не будет там (на встрече лидеров стран «Нормандского формата» - Прим.) утверждена, я уверен. Нужно снова садиться за стол и определять, что для Украины приемлемо, а что нет», - сказал он.

Л. Кучма выразил убеждение, что В. Зеленский не пойдет на то, чтобы «идти сегодня на выборы сразу, на особый статус». «Особый статус с теми полномочиями, которые ставятся сегодня, что практически у нас Украина не унитарное государство, а какая-то или конфедерация, или федерация, еще с предложением изменить Конституцию - простите, это не путь для Украины», - подчеркнул он.

Представитель Украины в ТКГ также указал на неприемлемость амнистии в том виде, в котором она предлагается. «Массовой амнистии не может быть. Амнистию должен пройти каждый человек. И амнистии не должны подлежать те люди, на руках которых кровь», - подчеркнул Л. Кучма.

 

Справка. В Минских соглашениях речь идет о безусловной амнистии участников конфликта на Донбассе по аналогии с безусловной амнистией участников Евромайданакак известно, 21 февраля 2014 г. Верховная Рада приняла Закон Украины «О недопущении преследования и наказания лиц по поводу событий, которые имели место во время проведения мирных собраний, и признании утратившими силу некоторых законов Украины» N4073-1, которым освободила от уголовной и административной ответственности участников протестов, которые начались 21 ноября 2013 г. 

Документом также предусмотрена норма, согласно которой все должностные и служебные лица будут привлекаться к ответственности за невыполнение закона. Законом признаются утратившими силу все предыдущие законы о декриминализации действий участников массовых акций протеста: закон «Об устранении негативных последствий и недопущении преследования и наказания по поводу событий, которые имели место во время проведения мирных собраний» N712 от 19 декабря 2013 г., закон «О внесении изменений в закон «Об устранении негативных последствий и недопущении преследования и наказания по поводу событий, которые имели место во время проведения мирных собраний» N731 от 16 января 2014 г., закон «Об устранении негативных последствий и недопущении преследования и наказания по поводу событий, которые имели место во время проведения мирных собраний» N737 от 29 января 2014 г.

Вместе с тем, согласно Закону Украину «О недопущении преследования и наказании лиц - участников событий на территории Донецкой и Луганской областей» N5082 от 16 сентября 2014 г., от уголовной ответственности освобождаются участники вооруженных формирований или лиц, задействованных в таких формированиях, которые в период с 22 февраля 2014 г. до дня вступления в силу данного закона на территории Донецкой и Луганской областей, на которой проводилась АТО, совершили деяния, которые содержат признаки преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом.

Также эта норма касается лиц, участвовавших в деятельности самопровозглашенных органов в Донецкой и Луганской областях или противодействовавших проведению АТО. Кроме того, от административной ответственности, согласно закону, освобождаются лица, которые в указанный период на территории Донецкой, Луганской областей, где проводилась АТО, совершили деяния, содержащие признаки административных правонарушений, предусмотренных Кодексом Украины об административных правонарушениях.

В то же время амнистия не распространяется на лиц, совершивших тяжкие преступления: действие закона не распространяется на лиц, которые подозреваются (обвиняются) в совершении деяний по ст. 112, 113, 115, ч. 2 ст. 121, ч. 2 ст. 147, ст. 149, 152, 153, 187, 201, 258, 297, 348, 349, 379, 400, 442, 443, 444 Уголовного кодекса, или осуждены за совершение преступлений, предусмотренных этими статьями. Также не подпадают под закон лица, совершившие действия, которые привели к падению 17 июля 2014 г. в Донецкой области самолета компании Malaysia Airlines рейса МН17, и/или препятствовали проведению расследования этой авиакатастрофы.

Но даже принятый в столь усеченном виде закон, предусматривающий предоставление только частичной амнистии лишь некоторым категориям жителей самопровозглашенных республик Донбасса в нарушение Минских соглашений, не был подписан его инициатором - президентом П. Порошенко, в результате чего он так и не вступил в силу.

 

В этих условиях помощник президента Украины А. Ермак и анонсировал принятие в Верховной Раде нового закона о порядке имплементации «формулы Штайнмайера», в котором, судя по позиции официального Киева на переговорах в Минске, будет подтвержден курс на ликвидацию самопровозглашенных республик Донбасса на исполнение принятого в период президентства Петра Порошенко законодательства.

Как известно, 16 сентября 2014 г. Верховная Рада приняла Закон Украины «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» на исполнение Минского протокола (Минска-1) от 5 сентября 2014 г., где в п. 3 Киев обязался «Провести децентрализацию власти, в т. ч. путем принятия Закона Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (Закон об особом статусе)».

Однако с тех пор этот формально действующий законодательный акт неизменно остается на бумаге из-за позиции киевских властей, поскольку сначала Верховная Рада не определила сферу его применения, не обозначив территорию, на которую распространяется его действие. Это было сделано только 17 марта 2015 г., когда Верховная Рада приняла Постановление «Об определении отдельных районов, городов, поселков и сел Донецкой и Луганской областей, в которых вводится особый порядок местного самоуправления».

При этом в тот же день Верховная Рада под видом имплементации Комплекса мер по выполнению Минских соглашений (Минска-2) от 12 февраля 2015 г. внесла изменения в Закон об особом статусе, отсрочив вступление в силу его основных норм до проведения местных выборов.

Согласно принятым изменениям, местные выборы должны пройти после вывода «всех незаконных вооруженных формирований, их военной техники, а также боевиков и наемников с территории Украины», то есть после разоружения ополченцев и свержения властей ЛДНР, что, безусловно, позволит Киеву обеспечить необходимые результаты голосования на «деоккупированных» территориях.

Очевидно, что данная норма противоречит Минску-2, поскольку Комплекс мер легализует отряды ополчения как «вооруженные формирования отдельных районов Донецкой и Луганской областей» и руководителей непризнанных республик как «представителей отдельных районов Донецкой и Луганской областей», с которыми киевские власти обязались вести исключительно мирные переговоры по политическому урегулированию ситуации на Донбассе.

Одновременно Верховная Рада приняла Постановление «О признании отдельных районов, городов, поселков и сел Донецкой и Луганской областей временно оккупированными территориями», согласно которому такой статус закрепляется за неподконтрольными Киеву населенными пунктами «до момента вывода всех незаконных вооруженных формирований, российских оккупационных войск, их военной техники, а также боевиков и наемников с территории Украины и восстановление полного контроля Украины за государственной границей Украины».

Таким образом, Верховная Рада законодательно закрепила формулу «военный разгром – контроль над границей - местные выборы – особый статус», проголосовав за предоставление такого статуса мятежному Донбассу только после фактической ликвидации самопровозглашенных республик, что в корне противоречит закрепленной в Минских соглашениях формуле «особый статус – конституционное закрепление – местные выборы - контроль над границей».

При этом «восстановление полного контроля за государственной границей Украины» возможно только после всеобъемлющего политического урегулирования, которое предусматривает амнистию ополченцев, внесение изменений в Конституцию, включительно с принятием постоянно действующего законодательства об «особом статусе» Донбасса, и проведение местных выборов на основании соответствующего закона, принятого по согласованию с Донецком и Луганском.

Более того, 18 января 2018 г. Верховная Рада приняла Закон Украины «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» (о реинтеграции Донбасса), которым объявила самопровозглашенные республики «оккупационными администрациями Российской Федерации в Донецкой и Луганской областях».

Как сказано в Преамбуле, Россия якобы осуществляет временную оккупацию части территории Украины с помощью «оккупационной администрации Российской Федерации, которую составляют ее государственные органы и структуры, функционально ответственные за управление временно оккупированными территориями Украины, и подконтрольные Российской Федерации самопровозглашенные органы, которые узурпировали выполнение властных функций на временно оккупированных территориях Украины».

Законом установлено, что «временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях на день принятия этого закона признаются части территории Украины, в пределах которых вооруженные формирования Российской Федерации и оккупационная администрация Российской Федерации установили и осуществляют общий эффективный контроль» (ст. 1).

В этой связи целями государственной политики на неподконтрольной Киеву части Донбасса законодательно определены: «освобождение временно оккупированных территорий в Донецкой и Луганской областях и восстановление на этих территориях конституционного строя»; «защита прав, свобод и законных интересов физических и юридических лиц»; «обеспечение независимости, единства и территориальной целостности Украины» (ст. 4).

При этом в Законе о реинтеграции Донбасса нет положений о приверженности официального Киева принципам сугубо мирного урегулирования вооруженного конфликта на Востоке: если в принятой в первом чтении редакции ст. 7 содержались ссылки на Минские соглашения, то они полностью исчезли из подготовленного ко второму чтению текста законопроекта.

Изначально в ст. 7 говорилось: «При осуществлении органами государственной власти Украины, их должностными лицами политико-дипломатических мероприятий по восстановлению территориальной целостности Украины в пределах международно признанной границы Украины обеспечивается приоритетность выполнения безопасностных положений Минского протокола от 5 сентября 2014 года, Минского меморандума от 19 сентября 2014 года и «Комплекса мер» от 12 февраля 2015 года с целью создания необходимых условий для политического урегулирования в соответствии с нормами и принципами международного права и законодательства Украины».

Но в окончательном виде ст. 7 была принята в такой редакции: «Российская Федерация как государство-оккупант в соответствии с IV Гаагской конвенцией о законах и обычаях войны на суше и приложением к ней: Положения о законах и обычаях войны на суше от 18 октября 1907 года, IV Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны от 12 августа 1949 года и Дополнительного протокола к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I), от 8 июня 1977 года несет ответственность за нарушение защиты прав гражданского населения».

Тем самым Верховная Рада в одностороннем порядке осуществила ревизию Минских соглашений, которыми однозначно определено, что Россия не является стороной вооруженного конфликта на Востоке Украины, при этом выступая в роли гаранта их выполнения участниками внутриполитического противостояния в лице центрального правительства в Киеве и самопровозглашенных республик Донбасса наряду с Германией и Францией, что закреплено Резолюцией Совета Безопасности ООН от 17 февраля 2015 г., имеющей высшую юридическую силу по отношению к нормам внутреннего украинского законодательства.

Такой шаг фактически перечеркивает переговорный процесс по вопросу принятия закона о проведении местных выборов в ЛДНР в согласованной между Киевом, Донецком и Луганском редакции на исполнение Минских соглашений. А возвращаться в состав Украины после насильственного «освобождения», как это предусмотрено Законом о реинтеграции Донбасса, без соблюдения гарантированных Минскими соглашениями прав, они явно не желают.

В их числе право на амнистию от уголовного преследования со стороны киевских властей, свободное использование русского языка, особый порядок назначения руководителей органов прокуратуры и судов, создание отрядов народной милиции, введение особого режима осуществления хозяйственной и инвестиционной деятельности с целью восстановления экономики и инфраструктуры Донбасса, углубление трансграничного сотрудничества с Россией и т.д.

А для имитации приверженности Минским соглашениям подконтрольный тогдашнему президенту П. Порошенко парламент ежегодно продлевал действия закона «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», который, как уже отмечалось, с момента своего принятия существует исключительно на бумаге.

Судя по всему, курс на имитацию Минских соглашений будет продолжен и при президенте В. Зеленском, который еще в период предвыборной гонки выступал против прямых переговоров с руководством ЛДНР, амнистии ополченцев и предоставления «особого статуса» Донбассу, что и составляет политическую часть Минских соглашений.

Подтверждением тому служат фактически взаимоисключающие заявления по данному вопросу главы МИД Украины Вадима Пристайко: так, 14 сентября 2019 г. на совместной пресс-конференции со спецпредставителем США по делам Украины Куртом Волкером чиновник заявил, что Киев не будет вносить в Конституцию изменений об «особом статусе» Донбасса.

«Изменения в Конституцию. Мы еще раз напоминаем - это постоянно россиянами проводится нарратив. Мы снова напоминаем так, как написано в Минских договоренностях. Там написано, что будет проведена реформа украинского законодательства, конституционная реформа, в основе которой лежит децентрализация», - цитирует его УНИАН.

«Если в Москве не умеют прочитать это, мы готовы еще раз сказать... Мы не вносим никаких изменений в Конституцию, мы продолжаем наш путь конституционной реформы, которую мы сами для Украины делаем, и основой этих изменений является децентрализация, которая уже много лет в Украине идет весьма успешно», - добавил он.

«Мы предлагаем той стороне, которая находится сейчас за линией соприкосновения, не контролируемой полностью украинским правительством, понять, что шанс их развития - это децентрализация. Они могут объединять громады, они могут ожидать определенных возможностей, в частности, финансовых, так как и все области и районы, которые находятся в Украине», - подчеркнул В. Пристайко. «Мы не вносим в Конституцию никаких особых статусов», - резюмировал министр.

Правда, вскоре выяснилось, что глава МИД Украины все-таки удосужился внимательно изучить Комплекс мер по выполнению Минских соглашений, к чему он призывал российскую сторону, которыми определено: «Проведение конституционной реформы в Украине со вступлением в силу к концу 2015 года новой конституции, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию (с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов), а также принятие постоянного законодательства об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей» (п. 11).

В этой связи уже 18 сентября 2019 г. на совместном заседании парламентских комитетов по евроинтеграции и иностранным делам глава МИД Украины В. Пристайко заявил, что дал согласие на «формулу Штайнмайера» по урегулированию ситуации на Донбассе, сообщает «Европейская правда».

«Мы договорились о формуле Штайнмайера на встрече советников 2 сентября, и я могу привести то, на что я дал согласие. Закон об особом статусе вступает в действие в предыдущем формате на момент проведения выборов, а окончательно вступает в силу после решения БДИПЧ ОБСЕ», - сказал В. Пристайко.

«Это - то, что записано в решении. Больше там ничего нет. Надо чтобы все партии, представленные за этим столом, все медиа, представленные здесь, имели доступ к выборам, и так далее. Только тогда выборы могут быть признаны соответствующими стандартам ОБСЕ», - добавил министр.

Вот только, согласно достигнутым в Минске договоренностям, еще до проведения выборов на неподконтрольной территории Донбасса киевские власти обязались внести изменения в Конституцию, закрепив в Основном законе «особый статус» Донбасса, и только после этого провести выборы в органы местного самоуправления по согласованию с действующими властями ДНР и ЛНР.

Однако вместо выполнения принятых на себя международных обязательств по мирному разрешению конфликта на Донбассе киевские власти занимаются типичным бумагомарательством, штампуя законодательные акты, направленные на ревизию Минских соглашений, в перечень которых наверняка войдет и анонсированный Офисом президента закон о порядке применения «формулы Штайнмайера».

Надо полагать, в нем будут продублированы уже существующие благодаря усилиям П. Порошенко правовые нормы о возможном проведении местных выборов в мятежном регионе только после фактической ликвидации самопровозглашенных республик Донбасса, в результате чего новый закон станет очередным мертворожденным дитем президентской канцелярии. А чиновники типа В. Пристайко и иже с ним будут театрально разводить руками (в лучших традициях «95 квартала»), заявляя о том, что мы, мол, не против имплементации «формулы Штайнмайера», но только после выполнения заведомо невыполнимых условий властями ЛДНР.

Безусловно, нельзя сказать, что команда президента бездействует в вопросе прекращения гражданской войны на Донбассе: к позитивным достижениям нового руководства следует отнести запланированный обмен пленными между Киевом и ЛДНР по формуле «200 на 70», анонсированный после состоявшегося обмена удерживаемыми лицами между Украиной и Россией по формуле «35 на 35», и обещанный В. Зеленским отвод войск не только в Станице Луганской, Золотом и Петровском, но и вдоль всей линии соприкосновения сторон вооруженного конфликта. Но при этом нужно понимать, что для установления устойчивого мира в мятежном регионе Киев должен приступить к реализации политической части Минских соглашений, поскольку в противном случае мы сохраним унаследованную от П. Порошенко ситуацию «ни войны, ни мира», характерную для классического «замороженного конфликта».

 

Политический обозреватель пресс-службы ПСПУ Виктор СИЛЕНКО






 







индекс 01001, г. Киев ул. Крещатик 42-А, офис 13, телефон/факс 483-32-57
Электронная почта: natalia-vitrenko@ukr.net. Мобильный телефон: +380676919398
Пресс-cлужба ПСПУ
Электронная почта: press@vitrenko.org, pspu-post@ukr.net телефон/факс (044) 489-58-95